На бессрочной службе у авиации и космонавтики

Шибанов Г.П. – в 1-м ряду, 3-й справа. Мемориальный комплекс «Крыло Икара» ГЛИЦ имени В.П. Чкалова
К 90-летию со дня рождения ведущего научного сотрудника ГЛИЦ имени В.П. Чкалова Георгия Петровича Шибанова, генерал-лейтенанта, доктора технических наук, профессора, действительного члена международных академий астронавтики и информатизации, заслуженного деятеля науки и техники РФ.

1980-е годы. В межвидовом 46-м ЦНИИ МО СССР

Продолжение главы

После ознакомления с лабораторной базой института и с документацией по основным интересовавшим нас работам убедились в том, что в ИАПУ сделано существенно меньше на практике, чем было представлено в отчётах, ежегодно направляемых организационному отделу АН СССР. Внимания заслуживает лишь то, что ведётся по теме «Разрезы» в рамках докторской диссертации.

В институте отсутствует докторский диссертационный совет (всего 4 доктора наук). Предполагают, что года через два такой совет будет создан, поскольку к защите докторских диссертаций «уверенно» подходят ещё четверо. Заслуживают внимания вопросы визуализации на дисплее цветных объёмных изображений. Пока они могут для биологов выводить лишь объёмные изображения атомной структуры молекул, что позволяет целенаправленно проводить селекционную работу и работу по улучшению животных. С данной моделью работают уже химики при создании материалов и химических соединений с заданными свойствами.

Осталось неясным положение с кафедрой МФТИ, которая создана при ИАПУ. Четыре года учат студентов в Долгопрудном, а затем 2 года здесь, во Владивостоке, читают им лекции местные кадры. Чему могут научить всего 4 доктора наук, из которых два – администраторы, по горло занятые хозяйственными заботами, а двое других по несколько месяцев возглавляют разные экспедиции?

Жалуются на то, что оклады у младших научных сотрудников мизерные – всего 105 руб. Поэтому после института или университета 3 года удерживают их на «привязи» по закону, а далее они уходят в промышленные конторы и просто нанимаются на суда матросами, поскольку заработки там в 5 и более раз выше. По прибытии в Москву надо этот вопрос поднять в Президиуме АН СССР.

После обеда состоялась встреча со Щегловым А.Д. и его заместителями по вопросам составления информационных справок и отправки телеграммы за его подписью в СахКНИИ Сергееву К.Ф. с просьбой известить о нашем прибытии Лысака И.И. На данной встрече Щеглов А.Д. дал добро на то, чтобы в информационных справках были отражены интересующие нас результаты деятельности Института вулканологии (Камчатка), Благовещенского КНИИ, ХабКНИИ и Института тектоники и геофизики (Хабаровск) дополнительно к тем, которые мы посетили и посетим в районах Владивостока и Сахалина.

К вечеру побывали в Краеведческом музее им. Арсеньева, а также в музейном комплексе Тихоокеанского флота (подводная лодка, переоборудованная в музей, и сторожевой корабль «Вымпел»). Сделано с любовью и знанием дела. Устроители этого комплекса заслуживают похвалы. Воспитательное значение его для молодёжи трудно переоценить.

Купили лимонник, возились с его упаковкой и побывали в районе дома отдыха «Сокол».

После посещения бухты, где в 1953-1954 гг. базировалась отдельная эскадрилья гидросамолётов, был расстроен до предела – лучше бы и не видел этого. В ДВНЦ везде висят броские призывы беречь природу и чтить экологию среды нашего обитания. Если верить этим призывам и красочным плакатам, то создаётся впечатление, что в экологическом плане проводится большая работа. На практике же рядом в курортной зоне Владивостока залив превращён в приёмник вонючей жидкости, сбрасываемой в него с фанерного завода через водостоки и русла бывших чистейших речек. Этот завод разместился в корпусах бывшего там завода по переработке шкур морских животных, который имел соответствующие очистные сооружения, на которых и выросли дополнительные производственные площади фанерного завода.

Кроме того, свою очень мощную долю в дело загаживания залива вносит недавно построенный на его берегах со стороны Хасанского района мощный пивной завод. Кстати, во Владивостоке теперь пиво продают на всех перекрёстках. Спиртное продают и в обычных продовольственных магазинах практически в любое время. Создаётся впечатление, что постановление по борьбе с пьянством и алкоголизмом отражается лишь в наклейке на стёклах и стенах магазинов соответствующих плакатов, разъясняющих, как это вредно для организма человека.

В Амурский залив, как в помойную яму, сбрасываются все нечистоты и в районе ДВНЦ, а весь берег залива от Владивостока (точнее от «Первой речки» до «Чайки») застроен «гадюшниками», в которых хранятся лодки и катера частников. В заливе купаться стало небезопасно. Количество вредных для организма человека примесей, по данным анализа Института химии, стало в 20 с лишним раз больше допустимого. Теперь надёжная зона купания осталась лишь со стороны Уссурийского залива (городской пляж Владивостока и Шамора).

27.09.1985 г. по рекомендации руководства ДВНЦ побывали в его Ботаническом саду. Это 180 гектаров уссурийской тайги на склонах сопок полуострова Муравьёва-Амурского со стороны Амурского залива. Директор Ботанического сада ДВНЦ АН СССР Журавков А.Ф. оказался весьма словоохотливым сопровождающим. Судя по его высказываниям, основные его научные интересы сосредоточены на личном приусадебном хозяйстве. В самом же Ботаническом саду по сравнению с 1953 годом стало беднее и тоскливее. Лесной массив заметно поредел. В центральной части массива проложена асфальтированная дорога, по которой может ехать автомобиль и по которой при нас проехали три велосипедиста, которые на недоумённый вопрос директора ответили, что они всегда здесь катаются и делают по 6 кругов!

Существенно поредел кустарник, убран валежник, и бывший участок нетронутой когда-то тайги выглядит теперь лесопарковым массивом. Плохо, что вдоль дороги стали подсаживать не произраставшие здесь в естественных условиях тисс и бук – скоро такой Ботанический сад и лицо своё уссурийское потеряет.

В том месте Ботанического сада, где когда-то выращивались лекарственные растения, естественно произрастающие в Дальневосточном регионе, в частности, женьшень, заманиха, теперь красуются розы и всяческие цветочки, на которых сад зарабатывает в год до 40 тысяч рублей, о чём с гордостью заявил директор.

На недоумённый мой вопрос: почему нет теперь грядок с женьшенем? Ответ был предельно простым – его охранять надо, а то всё повыдерут. На организацию же охраны таких грядок сил не хватает. Для работы с лекарственными растениями нужны, мол, дополнительно штатная численность и соответствующие ассигнования. Высказывания не организатора науки, а бизнесмена по продаже цветов.

Перед отъездом на теплоход «О. Садовская» для отплытия на Сахалин побывали вновь на Шаморе, искупались, на ходу перекусили и поехали в морской порт.

Находясь во Владивостоке, побывали в продовольственных магазинах и ресторане «Золотой рог». В открытой продаже без очередей имеются мясо, масло сливочное и растительное, яйца, кефир, молоко и другие молочные продукты, овощи свежие (картошка, морковь, капуста, свёкла, арбузы по 30 копеек за 1 кг). При наличии очереди можно взять дыни, виноград и яблоки, а также мясную тушёнку в банках. Имеются куры и цыплята. Колбасы в открытой продаже не видели. В магазинах «Океан» и «Дары океана» имеются свежемороженые камчатские крабы и треска горячего копчения. За горбушей холодного копчения большая очередь – видимо, её любителей больше, чем самой рыбы.

При отплытии из Владивостока полюбовались панорамой города и подивились загрязнённости акватории, которая непрерывно очищается двумя морскими катерами-мусоросборщиками (они, к сожалению, собирают лишь твёрдый мусор: брёвна, доски, щепки, бутылки, ящики и т.д., а нефтяные загрязнения остаются нетронутыми).

28.09.1985 г. воспринимаем теплоход «О. Садовская» уже как дом родной. Он построен в Югославии в 1977 году и является одним из самых комфортабельных в дальневосточном пароходстве. Душ, холодная и горячая вода, туалет, умывальник – всё в каюте. В ресторане готовят отлично, недорого (на троих обед, ужин – в пределах 5 рублей). Ничего из спиртного, в том числе и пива, – нет. Много свободных мест – по-видимому, лишь половина их занята. Трасса пролегает из акватории порта слева от острова Русского, т.е. по Уссурийскому заливу с выходом в залив Петра Великого, а далее вдоль побережья примерно до бухты Ольга, а затем строго на Корсаков через всё Японское море.

В 15.30 сыграли учебную тревогу по работе со спасательными жилетами и выходу на палубы к своим спасательным средствам.

На траверзе справа и слева по борту теплохода встречаются доски, брёвна, ящики, трубки от светильников дневного света, огромные куски поролона и другие предметы бурной деятельности человека как существа крайне вредного для беззащитной природы. К сожалению, и с нашей фешенебельной «посудины» летят в море пакеты, бутылки из-под сока и всяческий мусор.

В полночь вышли на палубу и были потрясены увиденным. Море светилось под воздействием мощных прожекторов, установленных на рыболовецких шхунах японцев так, что создавалась иллюзия пребывания на какой- либо ярко разукрашенной выставке, не имеющей границ. Светилась не только поверхность моря, но и нижний край облаков. В этом районе наших рыболовецких судов мы не встретили…

29.09.1985 г. прибытие теплохода в Корсаков планируется уже с опозданием на 10.00 по местному времени. Сегодня ночью надо перевести часы на 1 час назад. Теплоход опоздал на три часа, долго продержали на внешнем рейде: из-за опоздания отведенный нам причал заняло другое судно, на которое грузили что-то срочное для доставки на Курилы.

Напрасно мы торопились с завтраком. Пришлось, стоя на палубе, наблюдать, как загаживается нашим теплоходом акватория порта – всё ненужное выбрасывалось здесь, начиная с дерьма из туалетов и кончая консервными банками, остатками пищи и бутылками, хотя официально спиртное на борту не продавалось…

Перед этим в 7.00 прошли пролив Лаперуза, где на мысе исправно работал маяк (с нашей стороны) и хорошо просматривался берег Хоккайдо. Над прибрежными сопками и скальными образованиями японского берега были низенькие плотные облака, напоминавшие по форме кучерявые деревья, и из-за них медленно, окрашивая в красно-бордовый цвет контурную линию облаков, вставало кровавое светило. Перед появлением краешка диска Солнца над скальными выступами самой южной точки Сахалина висела Луна. Практически одновременно из поля зрения пропала Луна над Сахалином, и взошло Солнце над Японией. Невольно вспомнилось её название, бытующее среди самих японцев.

Из порта мы уехали в Южно-Сахалинск на рейсовом автобусе. Прибыли в гостиницу, и тут же явился с извинениями встречавший нас в порту председатель городского комитета ДОСААФ Лысак И.И. Места для нас были уже заказаны.

Выяснилось, что в Институте морской геологии и геофизики ДВНЦ АН СССР сегодня нерабочий день. а посему мы, не тратя лишнего времени, отправились на прогулку по городу.

На 111-м автобусе съездили в Аниву (районный центр на берегу Анивского залива). Город оказался довольно пыльным, но спланирован со вкусом, за исключением того, что вся прибрежная полоса и выходы к морю заняты расквартированной здесь войсковой частью. Поэтому к пляжу пришлось тащиться примерно 3 км по пыльной дороге. Искупались, но без удовольствия – дул сильный ветер, и вода теплотой не отличалась от той, которая обычно в Охотском море бывает летом (10-12°С).

Оставшуюся часть дня нас знакомили с окрестностями Южно-Сахалинска, отвезли на базу «Горный воздух», где имеются два подъёмника и два трамплина на 70 и 90 м, а также два очищенных от леса спуска для горнолыжников. База небольшая, но оборудована отлично. На неё ведёт хорошая асфальтированная дорога (но, к сожалению, две встречные машины на ней могут и не разойтись). У основания трамплинов имеется большая асфальтированная смотровая площадка, с которой открывается прекрасный вид на город. Поражает то, что за 30 с лишним лет он стал действительно городом с современными зданиями и отлично спланированными улицами. Старых частных развалюх осталось совсем мало – их место заняли красивые скверы и перпендикулярные друг другу широкие улицы (все озеленённые). После поездки на базу «Горный воздух» ознакомились с мемориальным комплексом защитникам и освободителям Южно-Сахалинска и Курильских островов. Комплекс размещён в предгорьях окружающего Южно-Сахалинск хребта, покрытого смешанным лесом. Вернулись в гостиницу около 21 часа.

30.09.1985 г. в 8.00 прибыли в Институт морской геологии и геофизики, который до этого года назывался СахКНИИ (был создан в 1946 году). Разместился он сразу же за чертой города в здании японской постройки. В бетонированном корпусе с огромными оконными переплётами и рамами, в которых силовые балки переплёта расположены горизонтально, без средних вертикальных опорных балок, располагался когда-то японский институт сельскохозяйственного профиля. Здание вроде бы добротное, трёхэтажное, с высокими потолками (между перекрытиями межэтажными примерно 4,5-4,8 м), воспринимается как чужеродное тело на фоне других зданий Южно-Сахалинска.

Встретили нас заместитель директора Сычёв П.М. и руководитель военной приёмки Попов Г.И. Коротко Сычёв доложил о структуре института. Всего в институте трудится 650 человек, в том числе 160 научных сотрудников. Кроме шести специализированных отделов, работающих по оборонной тематике, в институте имеется ещё Геофизическая лаборатория, расположенная в посёлке Ключи, в которой осуществляются наблюдения за магнитным полем Земли. В состав института входят также Вычислительный центр и отдел автоматизации научных исследований, имеющий ЦВМ ЕС-1033 и целый ряд «Электроник» (50, 60 и т.д.). В процессе беседы я заметил, что нас более всего интересует то, что планируется по исследованию искусственных длинных гравитационных волн типа цунами, генерируемых обычными или ядерными боеприпасами. После этой короткой беседы мы оформили по линии службы режима все необходимые документы и далее продолжили беседу с руководителем военной приёмки Поповым Г.И. Оказалось, что он здесь один, вторая клетка пока пустая, поскольку нет возможности взять нужного офицера из-за отсутствия жилья.

В присутствии начальника службы режима ознакомили старшего представителя заказчика с целью нашей командировки и дали им по одному экземпляру отпечатанных на машинке «указивок» по порядку составления информационных справок, которые, в соответствии с распоряжением председателя ДВНЦ, они должны представить в наш адрес. Если верить Сычёву П.М. и Попову Г.И., то к ним никаких телеграмм и официальных указаний от адмирала Евланова (ГУНИО ВМФ) не поступало. Поэтому они будут связываться с заказчиками по телефону, и только после соответствующих распоряжений мы сможем приступить к детальному ознакомлению с полученными институтом результатами.

Далее я встретился с его директором, чл.-кор. АН СССР Сергеевым К.Ф., который официально представил меня своим заместителям и начальнику выделившегося из института СКБ. Договорились о встрече на 01.09.1985 г. с ним и его ответственными сотрудниками, ведущими прикладную тематику. В процессе этой короткой беседы нас весьма ловко перефутболили на поруки Лысака И.И.

Лысак оставшуюся часть дня знакомил нас с окрестностями Южно-Сахалинска и со своим весьма обширным хозяйством. Съездили в Охотск, расположенный на Охотском побережье Сахалина, в 40 км от Южно-Сахалинска. Селений там нет, кроме посёлка передающей станции, вещающей на Японию (п. Весточка). Места здесь очень красивые – напоминают Крымские горы, но с более богатой растительностью. На Охотском побережье сильный ветер (до 20 м/с), волны с большим накатом, у берега плавают нерпы. Рядом с Охотском по дороге к Южно-Сахалинску имеются два больших озера, соединённые с Охотским морем через небольшие проливы. Это излюбленное место рыболовов и охотников. Здесь же находится и дача обкома КПСС (оз. Тунайча). Вечером обедали в ресторане при гостинице. Оркестр «бухал» так, что голова гудела. Дурная мода на гром и грохот в музыке, усиленной электроникой до предельной возможности барабанной перепонки, дошла и до этих мест.

01.10.1985 г. к 8.30 вновь прибыли в Институт морской геологии и геофизики. Как и планировалось вчера, удалось встретиться и с директором, и со всеми ведущими специалистами по прикладной тематике, поскольку соответствующее распоряжение из ГУНИО ВМФ и от начальника вооружения Минобороны СССР вчера вечером телеграфно было подтверждено. Директор в первую очередь обратил внимание на то, что ими проведены исследования неоднородностей пород и определение очаговых зон до глубины 40 км (под вулканами). В частности, благодаря их определению, за 6 лет было предсказано извержение вулкана Толбачек.

Руководство института и военпред выразили озабоченность тем, что в их распоряжении имеются всего два исследовательских судна, причём одно из них в 1986 году идёт на списание и разделку на металлолом. Без судов исследования практически невозможны. На подлежащем списанию судне для проведения сейсмических исследований установлено уникальное по энергетике оборудование. Источником энергии для спаркера, с помощью которого осуществляется пневматическое воздействие на водяные пласты, являются накопительные ресиверы, обеспечивающие с помощью четырёх компрессоров накопление 120 м3 воздуха под давлением 150 атм. Это позволяет на спаркере получать воздействующую на среду выходную энергию 250 кДж, в то время как лучшие спаркеры у японцев обеспечивают всего примерно 20 кДж. Как и в ТОИ ДВНЦ, глубинное сейсмическое зондирование осуществляется с целью поиска полезных ископаемых, в частности, определения железомарганцевых конкреций.

Привязка местоположения научно-исследовательских судов осуществляется с помощью приёмо-индикаторной аппаратуры «Шхуна» по сигналам от спутников. Точность привязки координат 100-150 м. Точность измерения скорости распространения сейсмосигналов примерно 5%.

Во время беседы с руководящим составом института была чётко выражена озабоченность по поводу того, что идёт распыление сил и средств. Из разных мест и от разных заказчиков приходят карточки на одно и то же. Причём, иной раз пытаются заказать работу, которая в интересах другого заказчика была выполнена 5-6 лет тому назад. Также было отмечено, что очень тяжело обеспечить себя исследовательской аппаратурой для акустических, сейсмических и гидрографических исследований (буи, сейсмические глубинные станции и т.д.). СКБ средств автоматизации морских исследований (СКБ САМИ), когда-то отпочковавшееся от института и базирующееся сейчас на его территории, в лице его начальника – главного конструктора Белавина Ю.С., заламывает непомерно высокую цену за разработку и изготовление.

Заслуживают внимания исследования влияния деятельности человека на изменение сейсмичности районов, где проводится такая деятельность. Были исследованы три района:

— По мере наполнения водохранилища на Зейской ГЭС увеличивалось количество микроземлетрясений. В 1983 г. оно заполнилось фактически до проектной отметки. Число слабых толчков в год увеличилось с сотен до тысяч.

— На Кунашире в районе горячего пляжа было проведено бурение ряда скважин глубиной до 3 км, через которые осуществлялся выпуск пароводяной смеси. При этом заметно изменилась сейсмичность района – число микроземлетрясений уменьшилось.

— Установлено, что добыча нефти в Северной части Сахалина и на его шельфе и примыкающих к Охе и Невельску районах приводит к повышению сейсмичности, что в конечном итоге явилось причиной сильного землетрясения и полного разрушения города Невельска (это так называемые проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», где в основном хозяйничают иностранные компании, которые практически плюют на экологию и состояние окружающей среды).

Большое внимание в институте уделяется изучению цунами. Собраны все данные о имевших место цунами и создан соответствующий банк данных. Тесные контакты по вопросам образования тайфунов и генерации волн цунами до 1980 г. были у института с Гавайским институтом геофизических исследований США. Были организованы две совместные экспедиции – по 5 специалистов было у нас и у них, соответственно. С приходом Рейгана в Белый дом всё заглохло – хотя были составлены и одобрены с обеих сторон весьма интересные программы совместных исследований.

В настоящее время для прогнозирования землетрясений и своевременного оповещения населения используется сейсмическая сеть из 23 сейсмических станций (11 – на материковой части, 6 – на Сахалине и 7 – на Курилах). На Камчатке имеются свои 15 сейсмостанций. В Японии их насчитывается до 300 с мощной автоматизированной обработкой информации. В ближайшем будущем предполагается создать автоматическую сеть предупреждения о цунами, для чего вдоль берегов Камчатки и Курил планируется установить 5-6 буйковых комплексов. Сейсмодатчики размещаются на кабелях в 30-40 км от берега на глубине от 300 до 1500 м. При оповещении о цунами запас времени получается до 40 мин. Выносные системы оповещения о приближении цунами имеются в Канаде, Японии, Калифорнии и на Гавайских островах.

Договорились об отправке в наш адрес трудов института и тезисов докладов на совещаниях, проводившихся в институте за последние 10 лет.

В конце дня 01.10.1985 года, несмотря на дождливо-ветреную погоду, посетили Геофизическую обсерваторию около посёлка Ключи (в 9 км от института в сторону г. Холмска) и сейсмостанцию, расположенную в сопках, окружающих Южно-Сахалинск. В обсерватории просмотрели кривые суточного изменения электромагнитного поля Земли. Чётко выделяется изменение (всплеск) 4 августа 1985 года, когда США произвели ядерный взрыв, и 10-11 сентября имеется аналогичная картина в первой половине дня – по-видимому, тоже были произведены взрывы менее мощные. На сейсмостанции осмотрели оригинальный планшет, с использованием которого может быть определён пеленг очага землетрясения и другие параметры, необходимые для оповещения населения.

Используются старые как мир механические сейсмографы, но подкупает их надёжность. С учётом того, что на станции комплект всех регистрирующих приборов и датчиков дублирован – сбоев в выдаче информации за всё время её существования не было (с 1946 г.).

02.10.1985 г. с утра были в специальном конструкторском бюро средств автоматизации морских исследований СКБ САМИ ДВНЦ АН СССР, побеседовали с главным конструктором Белавиным Ю.С. и руководителем военной приёмки Поповым Г.И. В данном СКБ всего 340 душ и дополнительно на 1986 год дано по штату 150 человек. Разрабатывают и производят мелкой серией глубоководные станции, позволяющие вести сбор акустической, сейсмической и гидрофизической информации на глубинах до 7000 м.

Комплексы выполнены в виде шаров диаметром более 1 м. Электропитание обеспечивает автономность работы до 1 года. Используются ртутно-цинковые герметичные аккумуляторы и 8-дорожечный магнитофон собственной разработки с двухскоростной протяжкой (1,9 мм/с и 19 мм/с), изменяемой программно или устанавливаемой перед погружением. Обработка информации – на наземном или корабельном комплексе. Всплытие по программе или команде с судна путём сброса чугунного балласта (90 кг), подвешенного на гайдропе длиной 6 м. Изготавливаются стационарные станции для измерения шумов моря, выполненные в виде цилиндров диаметром ~400 мм, и высотой примерно 1 м. Данные станции устанавливаются на удалении от берега до 15 км на глубине порядка 300 м. В качестве датчиков используются пьезодатчики давления (сейсмодатчики), гидрофоны. Работают в полосе частот от 0,1 Гц до 10 Гц. Команды подаются на частоте 3 МГц. Станции соединены с берегом коаксиальными кабелями, по которым обеспечивается питание и снимаются полезные сигналы. До октября 1985 г. было проложено 120 км такого кабеля. Кабелеукладчик даёт ВМФ всего на один день в месяц, да и то с большой руганью.

Станции используются для прогнозирования акустической обстановки и изменения скорости распространения звука в морской воде с учётом рельефа дна и препятствий на пути распространения звука. Акустические характеристики судов измеряются в пределах частот от 0,01 до 10 Гц с использованием электрохимических гидрофонов и электрохимических сейсмодатчиков.

Заслуживает внимания аппаратура обнаружения подводных лодок по радиоактивному следу (по содержанию в воде изотопа брома). Придонная станция с комплектом датчиков соединена с берегом кабелем и её можно было бы использовать для проведения экспериментов по идентификации крылатых ракет и других ЛА по сейсмическим и акустическим сигналам, возникающим при их полёте над поверхностью моря.

Главный конструктор СКБ в присутствии Попова Г.И. заверил, что эта задача могла бы быть решена вверенным ему СКБ. Он порекомендовал в ТЗ на НИР «Ректор», заданной решением ВПК до 1987 г. под эгидой акустического института Минсудпрома включить соответствующий этап, что и было сделано при нашем возвращении в Москву. Для того, чтобы СКБ могло написать информационную справку, необходимо в дополнение к письму Рогозина О.К. написать письмо за подписью руководства 5-го управления ВМФ на имя Белавина Ю.С. и Попова Г.И. с просьбой о подготовке такой справки о всех выполняемых в интересах МО и народного хозяйства работах, которые могут представить для нас интерес.

В настоящее время в самом Южно-Сахалинске заканчивается строительство красивого комплекса зданий для СКБ САМИ АН СССР (по штатам 1986 г. в нём числится 490 человек).

После посещения СКБ САМИ АН СССР два часа выкроили для осмотра краеведческого музея, который разместился в здании традиционной японской архитектуры. В этом здании-дворце помещался когда-то японский губернатор Южного Сахалина и Курил. Увидел много интересных экспонатов, связанных с их историей. Курилы по договору царского правительства с Японией были переданы ей в 1875 г., а в 1905 г. Япония захватила и Южный Сахалин. В музее много места отведено коренным национальностям острова – нивхам, орочам, а также животному миру и разрушительным явлениям природы типа тайфунов и цунами. В частности, на фотографиях показаны разрушения, которые принёс тайфун в 1981 году, и цунами, пронёсшийся по Курилам и Камчатке 5 ноября 1952 года, когда 18-метровая волна смыла всё на острове Парамушир. В музее по вопросам исследования цунами и тайфунов представлены важнейшие работы сахалинских учёных.

В 15.00 на двух УАЗ-469, в сопровождении начальника Сахалинской автошколы ДОСААФ и замполита обкома ДОСААФ выехали в Холмск.

К этому времени дождь закончился и засветило солнце, ярко заиграли зелень и краски леса вдоль шоссе. Пыль исчезла и казалось, что воздух аж звенит от хрустальной прозрачности. Дорога долго петляла вдоль покрытых лесом и мелкой порослью бамбука сопок. Через час езды асфальт закончился, началась грунтовая насыпная дорога с характерными для такого рода дорог ухабами и колдобинами. Обращает на себя внимание то, что среди более десятка встречавшихся на пути мостов практически не было ни одного одинаковой грузоподъёмности (7, 8, 13, 20 т и т.д.). После двухдневных дождей реки «вспухли», вода в них стала мутной.

В распадке засверкали дачки судоремонтников Холмска – сколько участков, столько же и архитектурных стилей. Все сопки в этих местах оказались сплошь утыканными обгоревшими пнями росших здесь до ухода японцев елей. Отступая, они сожгли весь лес на расстоянии около 18-20 км от Холмска. Сейчас в этих местах всё заросло мелким бамбуком и пока мелкими порослями ели и каменной берёзы.

В 17.00 прибыли на перевал, где установлен памятник погибшим воинам с пушкой на пьедестале, ствол которой повёрнут в сторону Хоккайдо. Здесь нас встретило руководство города и местного рыбозавода. Последний расположен в распадке реки, впадающей в Японское море за посёлком «Правда», на полпути между Холмском и Невельском. На рыбозаводе ознакомились с процедурой выбора кеты из специальных лотков-ловушек и доставки её по лоткам в цех (по одному – самки с икрой, а по-другому – самцы с молокой). Самки распарываются, и икра помещается в эмалированный таз. Примерно на 10 самок используют молоку 5 самцов. При этом в таз с икрой и молокой подливают ковш воды и всё тщательно перемешивают (оплодотворение происходит лишь при наличии воды). Затем помещают икру в ящики с отверстиями, предварительно упаковав её в мелкоячеистую капроновую сетку (по 10 тазов в каждую). В этих ящиках она находится в проточной воде примерно 2 часа. После набухания она становится очень плотной и её можно перевозить в рыбопитомник.

После осмотра рыбозавода и судоремонтного предприятия в г. Холмске отправились в Южно-Сахалинск. Приехали в 23.30, покрыв расстояние в 238 км под непрерывным дождём и в кромешной тьме.

03.10.1985 г. с утра началась предполётная суета. В 11.00 по местному времени выехали в аэропорт и до 15.40 никак не могли улететь, хотя погода здесь была отличной. Регистрировали нас в аэропорту, расположенном по дороге в Корсаков, а затем повезли в противоположном направлении. Взлетали с родного для меня аэродрома «Сокол». В 17.00 прибыли в Хабаровск, где было объявлено, что рейс мы продолжим в 20.00. Слили воедино 3 рейса и, забив до предела самолёт, ринулись на взлёт. С расписанием, как на флоте, никто считаться не желает. Каждый вылетает и отплывает тогда, когда ему удобно.

Благодаря этому вынужденному перерыву, Тютюнник Ю.Ф. и Ильина Т.М. смогли посмотреть Хабаровск (точнее, его центральную, примыкающую к Амуру часть).

26.02.1986 г. по указанию начальника вооружения МО СССР посетил Московский институт радиоэлектроники и автоматики с целью ознакомления с биомедицинской диагностической аппаратурой на кафедре биомедицинской электроники, а также для прочтения по просьбе ректора лекции для научно-исследовательских подразделений института, ведущих исследования по оборонной тематике и контактирующих с нами при выполнении комплексных прикладных НИР.

Название этой лекции «О научной организации труда и путях повышения производительности научной деятельности» не вызвало у меня положительных эмоций. Попытался выяснить у Рогозина О.К. те мотивы, которыми руководствовался Шабанов В.М., определяя необходимость прочтения такой лекции. Он ответил мне, что тема родилась после просьбы ректора, который заявил Шабанову В.М., что народу у них, занимающегося нашей тематикой, тьма, а результатов фактически нет. Все бегают по коридорам, куда-то и кому-то звонят, перманентно выезжают на семинары, конференции, совещания, а дело не движется. Для наведения порядка ректор уже подключал и партком, и профком и даже вынужден был круто поговорить с проректором по научно-исследовательской части, но толку оказалось мало. Поскольку в руководимом тобою управлении при проведении исследований ни одной минуты даром не пропадает, как заявил Шабанов В.М., то пусть он объяснит популярно, как ему это удаётся. Я ответил, что приказ есть приказ и я, естественно, выполню его, но почему-то не верю, что дело можно поправить такого типа лекцией – нужна железная дисциплина, а не демагогическая болтовня. Надо им выявить наиболее злостных болтунов, и тогда и дело сдвинется с мёртвой точки… От Рогозина О.К. никакой помощи, кроме смеха, не получил – приказ о прочтении лекции остался в силе…

По прибытии в институт представил начальнику режима свои верительные бумаги и направился к ректору. Он вызвал к себе проректора по НИЧ и заведующего кафедрой биомедицинской электроники профессора Лихарева В.А. В результате предварительной беседы определили, что для капитального ознакомления с аппаратурой на кафедре мне понадобится по меньшей мере часа три. Исходя из этого, лекцию назначили на 17.00. На ней изъявило желание присутствовать всё руководство института, деканы факультетов и заведующие кафедр, а в приказном порядке – все научные сотрудники исследовательского сектора. Я понял, что Шабанов В.М. создал мне рекламу незаурядного трепача, байки которого решили послушать 3 академика и 4 чл.-кора АН СССР при участии не менее 200 докторов и кандидатов наук.

При посещении кафедры Лихарев В.А. представил мне симпатичного и, как выяснилось, очень толкового кандидата медицинских наук, который вместе с ним ведёт работы по популяризации и освоению на практике аппаратуры, которую они каким-то образом приобрели в Западной Германии. Аппаратура обеспечивает проведение акупунктуры по Фолли и состоит из чемодана с набором стеклянных ампул, в которых содержится вытяжка из органов эмбриона овцы (ФРГ), АЦПУ (Финляндия), дисплея (США), а также сборного математического обеспечения (значительно доработанного на кафедре).

При наличии квалифицированного медика, знающего расположение точек акупунктуры, которые при иглоукалывании используют в китайской медицине, аппаратура позволяет не только проводить диагностику всех известных заболеваний, но и давать рекомендации по необходимому курсу лечения с назначением соответствующих рецептов.

Все данные о состоянии функциональных систем человека выводятся на дисплей, малогабаритное АЦПУ и в интегральном виде – на стрелочный указатель (на его круговом неподвижном лимбе высвечивается красным цветом положение конца стрелки, соответствующее предельно допустимому состоянию обследуемой системы организма). Обследование проводится при зажатой в кулаке одной из кистей рук ампулой с вытяжкой (бесцветная жидкость), соответствующей обследуемому органу или системе организма, и прикосновением медицинским работником электрода к нужной точке акупунктуры. При мне были диагностированы два пациента и я. Система безошибочно определила места бывших переломов рук, ног и рёбер, опущение левого желудочка сердца и пролапс митрального клапана сердца, но пока в допустимых пределах. При наличии данной системы прохождение врачебно-лётной комиссии лётным составом можно было бы в 7-м ЦНИАГ ВВС сократить по продолжительности с двух недель до двух часов. Но оказалось, что наши военные медики к освоению такой аппаратуры ещё не готовы – надо полностью перестраивать учебный процесс, а это – годы и годы. В целом данная аппаратура воспринимается как чудо ХХ века.

В 17.00 занял место на трибуне актового зала института. Народа собралось человек 300-350. Поскольку мне хотелось поскорее отделаться от этого мероприятия, то лекцию я начал без введения с длинной постановочной фразы. В частности, я сразу же отметил, что под научной организацией труда коллектива исследователей их института я подразумеваю, как и все здравомыслящие люди, неукоснительное выполнение пяти основных мероприятий:

1)         чёткую координацию решения задач, стоящих перед каждым научно-исследовательским подразделением и группой, разграничение их на первоочередные и второстепенные;

2)         равномерность выполнения работ и эффективное использование рабочего времени;

3)         эффективное разделение труда среди всех сотрудников и максимальную их загрузку;

4)         эффективный контроль за исполнением заданий подчинёнными;

5)         квалифицированная, скрупулёзная и объективная оценка деятельности каждого сотрудника независимо от занимаемой должности, учёной степени и звания.

Далее напомнил, что повысить производительность научной деятельности можно лишь путём устранения у каждого сотрудника научного коллектива таких негативных явлений, как медлительность, волокита, непроизводительная трата времени. Природа этих явлений различна. В одних случаях – неуверенность, боязнь ответственности – порождаются некомпетентностью, в других случаях – медлительность в делах – является следствием либо укоренившейся привычки откладывать дела на потом, либо обыкновенной безответственности.

Деловой человек работает без шума, без громких фраз, а дело успешно движется вперёд. Он трудится напряжённо, но без суетливости, не тратит времени зря. Его любимый девиз: «Одно «сегодня» стоит двух «завтра».

Научная организация труда предполагает строгое регламентирование сроков решения служебных дел всеми сотрудниками без исключения. Несмотря на это, многие сотрудники по любому поводу обращаются к руководителям всех рангов, которые должны терпеливо разбираться в мелочах, отвечать на десятки телефонных звонков, выполняя роль справочного бюро.

Некоторые сотрудники привыкают ничего не решать, не дождавшись указания руководителя группы, отдела или другого научно-исследовательского подразделения. Данных сотрудников это вполне устраивает, поскольку с них снимается всякая ответственность за принятые решения. Такой метод используется малоинициативными сотрудниками и, как следствие этого, труд их неэффективен.

При правильной организации труда в научном подразделении любого ранга сотрудник должен обращаться к руководству не столько с вопросами, сколько с предложениями, которые он способен обосновать и настойчиво защищать.

Главный принцип организации взаимоотношений в любом научном коллективе состоит в том, что они должны основываться на чувстве долга, взаимного уважения и понимания.

Особого внимания заслуживает вопрос рационального использования рабочего времени. Умение беречь время – важнейший показатель организованности. Неправильное его использование снижает эффективность труда и повышает утомляемость. Мы устаём и изнемогаем не потому, что много работаем, а больше потому, что работаем плохо, неорганизованно и бестолково.

Неупорядоченное обращение сотрудников друг к другу лично или по телефону в любое время рабочего дня, немедленные вызовы руководителями всех рангов своих подопечных без учёта их занятости в данное время и другие подобные дезорганизующие работу проявления стали в научно-исследовательских подразделениях общепринятыми. В результате, научный сотрудник или руководитель не в состоянии чётко спланировать своё рабочее время. Они не знают, кто, когда и куда их вызовет и что спросит.

На данные недостатки надо обратить самое серьёзное внимание. Каждому необходимо рациональнее использовать своё рабочее время и не отвлекать от работы других.

Необходимо во всём устанавливать и поддерживать определённый разумный порядок (систему) – это экономит время и труд.

Работать, имея для себя чётко спланированный распорядок дня, – значит расходовать свои силы экономно, разумно. Распорядок дня, как и всякая система, сокращает путь к выполнению задания.

Порядок на рабочем столе, в столе, сейфе и шкафу – первое условие плодотворной работы; нагромождение бумаг на столе вынуждает к пустой трате времени на поиски необходимого, отвлекает от дел, портит настроение и создаёт впечатление страшной занятости. Беспорядок на рабочем столе, в столе, в рабочем помещении подчёркивает беспорядочность мыслей сотрудника, отсутствие в его работе какой-либо системы, плана.

По окончании работы надо всё положить на определённое место, чтобы, принимаясь снова за работу, не тратить время на поиски.

Ценить рабочее время – значит уметь правильно сочетать оперативность в подходе к делу с основательностью и глубиной.

Одной из важнейших гарантий успешного и своевременного решения задач, стоящих перед научным подразделением, служит контроль исполнения. Кстати, контроль – не чрезвычайная мера и не самостоятельная функция руководства, а обязательный элемент всякой организованной деятельности. Было бы неверно думать, что контролировать следует лишь нерадивых сотрудников, которых у нас в науке, к счастью, мало. Контроль нужен и за работой честных и добросовестных людей. Он дисциплинирует, предупреждает от ошибок, повышает ответственность. В обстановке же бесконтрольности даже хорошие работники могут постепенно утратить свои лучшие качества.

В заключение сказал, что практика неизменно показывает, что у каждого научно-исследовательского подразделения всегда есть резервы для повышения эффективности научного труда. К ним, пожалуй, можно отнести:

— Внедрение научной организации труда в процессе выполнения НИР в виде пяти мероприятий, которые я перечислил в начале своего выступления.

— Повышение профессиональной подготовленности научных сотрудников.

— Научная обоснованность при разработке планов НИР, не принимая во внимание того, что нам иногда руководство высшего ранга «засовывает» силком.

— Улучшение организации руководства процессами исследований.

— Оптимальное информационное обеспечение исследований, на котором нельзя экономить.

— Рациональное использование рабочего времени каждым сотрудником – беречь не только своё, но и чужое время.

— Укрепление дисциплины и повышение уровня исполнительности.

После этой тезисно изложенной лекции или, лучше сказать, выступления было много вопросов, которые в целом клонили к тому, что в гражданском вузе нежелательно вводить армейский строгий порядок и дисциплину, тем более при проведении научных исследований. Нашлись «акробаты», которые говорили, что они ушли из армии, поскольку там дисциплина давит свободу мысли. Я спросил их – каких результатов добились они в науке после ухода из армии, после которой у них мысль обрела свободу. Под общий смех выяснилось, что это – мусор в науке, который в настоящее время переместился в профком и партком.

Необходимо отметить, что сугубо негативные примеры в науке стали проявляться всё чаще. Аферисты и жулики всегда были, и, по-видимому, от них общество не избавится, пока имеется хотя бы малейшая возможность паразитировать на доверии людей, полагаясь на их невежество в тех или иных разделах науки.

Продолжение следует

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика