На бессрочной службе у авиации и космонавтики

Шибанов Г.П. – в 1-м ряду, 3-й справа. Мемориальный комплекс «Крыло Икара» ГЛИЦ имени В.П. Чкалова
К 90-летию со дня рождения ведущего научного сотрудника ГЛИЦ имени В.П. Чкалова Георгия Петровича Шибанова, генерал-лейтенанта, доктора технических наук, профессора, действительного члена международных академий астронавтики и информатизации, заслуженного деятеля науки и техники РФ.

1980-е годы. В межвидовом 46-м ЦНИИ МО СССР

Продолжение главы

В период с 03–07.06.1985 г. по указанию начальника вооружения МО СССР я и профессор Гуров А.А. посетили институты Кольского филиала АН СССР (председатель Калинников В.Т.). Особое внимание необходимо было сосредоточить на работах Полярного геофизического института (директор Леонтьев С.В.), Горного института (директор Мельников Н.Н.), Института химии минералов (директор Степанов И.Р.) а также посетить Кольскую АЭС в посёлке Полярные зори, ГЭС НИВА-3 (в Кандалакше) и рудник «Центральный» в Хибинах.
Из Москвы вылетели утром в Петрозаводск на самолёте Ан-24. При посадке и заруливании машины на дозаправку в Петрозаводске начался мощный дождь из облака, которое мы только что прошли с соответствующей болтанкой. Вскоре продолжили путь до аэродрома, находящегося в горной котловине Хибин, примерно на одинаковом расстоянии от городов Кировска и Апатиты. Хотя между этими городами расстояние не более 20 км, однако в Кировске температура всегда ниже на 5-10°С, чем в Апатитах. В Кировске проживает около 47 тысяч человек, а в Апатитах порядка 75 тысяч. В первом имеется гостиница «Апатиты», а во втором – гостиница «Аметист». Обе гостиницы принадлежат Комитету по спорту, и в них с апреля по сентябрь проживают в основном горнолыжники, проходящие здесь тренировки. Зимой же из-за мощных метелей и сильного мороза эти гостиницы практически пустуют. Встречавшие нас представители Кольского филиала АН СССР предложили нам поселиться в Апатитах. Оставив свой нехитрый багаж в гостинице, мы решили сразу же ознакомиться с окрестностями, а затем отправились в Полярный геофизический институт.
По пути успели посмотреть лишь расстилавшийся вокруг горный пейзаж и озеро Имандра, которое обеспечивает водой предприятия и население обоих городов. Его длина более 180 км, ширина – до 20 км и глубина – около 50 м. Из нижней части озера вытекает река Нива, на которой построен каскад из четырёх ГЭС. На одну из них, расположенную в окрестностях г. Кандалакша, завтра запланирован наш выезд.
По прибытии в Полярный геофизический институт и после проверки в службе режима мы коротко побеседовали с руководством института и ознакомились с результатами исследований, проводившихся в интересах МО СССР по интересовавшей нас тематике, по которой выполнялось 39 научно-исследовательских работ.
Экспериментально проверена возможность создания искусственных смерчей, влияния на Северное сияние различных мелкодисперсных веществ, вводимых в атмосферу с помощью геофизических ракет или высотных военно-транспортных самолётов.
Особого внимания заслуживают работы по созданию отражающих ионосферных линз на высоте 350-400 км тепловым нагревом и введением Н2О в мелкодисперсном виде для создания помех в сантиметровом, дециметровом, метровом и километровом диапазонах длин волн. Часть энергии проходит в пространство через образовавшуюся «дыру» в ионосфере, а часть отражается на землю, но отражение такое, что при этом образуются огромные мёртвые зоны в 600-700 км.
Обнадёживающие результаты получены по образованию проталин в полярных льдах за счёт засева их мелкодисперсной сажей самолётами полярной авиации с высот 500-800 м и созданию в прибрежных районах сильного шторма, способного разрушить портовые сооружения и на какое-то время вывести из строя причалы.
04.06.1985 г. рано выехали в Кандалакшу на ГЭС НИВА-3. Идёт мокрый снег – мощные заряды, температура 0°С, сильный порывистый ветер до 15-17 м/с. Ознакомились со станцией в целом. Строилась она с 1936 года. Во время Великой Отечественной войны строительство прекратили и возобновили его лишь в 1946 году. Ввели в строй в конце 1950-го. В целом строительство продолжалось более 9 лет. Механизмы использовали примитивные.

Подвод воды к турбинам осуществляется до алюминиевого завода от реки Нива на дальности около 3,5 км по подземному каналу, вырубленному в скалах, а от завода до входа в турбины – по открытому каналу длиной примерно 1,5 км. Сброс воды после прохода её через турбины осуществляется по тоннелю длиной около 1 км, вырубленному в скальных породах. Диаметр туннеля 10 м. Выход из него в Кандалакшский залив Белого моря скрытный (подземно-подводный). В машинном зале установлено два мостовых крана грузоподъёмностью до 100 тонн. Спуск турбин, генераторов и других элементов осуществляется через грузовую шахту глубиной 73 м на грузовом лифте. Грузовая шахта имеет размеры 4,5×4,5 м. Грузоподъёмность лифта составляет 1,5 т.
Машинный зал этой ГЭС расположен на глубине более 60 м от поверхности, его длина 100 м, высота – до 20 м и ширина порядка 16-17 м. Зал отделан мрамором и гранитом светлых тонов. Очень удачно выполнена имитация окон с использованием ламп дневного света, воспроизводящих совместно с матовыми стёклами спектр, близкий по восприятию глазом человека к спектру излучения Солнца (видимой его части). По визуальному восприятию этот зал больше похож не на машинный, а на зал хорошего дворца. В зале установлено 4 турбины. Общая их мощность составляет 240 тыс. кВт. Данная ГЭС была почти всегда недогружена, особенно после ввода в строй Кольской АЭС. Однако, как резервный источник электроэнергии в военное время, она может оказаться стратегически важной, особенно при выходе из строя или вынужденной остановки Кольской АЭС.

После осмотра ГЭС НИВА-3 поехали в посёлок Полярные зори, где, как было ранее запланировано, встретились с руководством Кольской АЭС, которое сопровождало нас при посещении станции и давало необходимые пояснения.
Кольская АЭС расположена на полуострове озера Имандра таким образом, что вода для неё забирается с одной стороны полуострова, а сброс её осуществляется через специально вырубленный в скальных породах отводной канал, перебрасывающий воду на другую сторону полуострова в это же озеро. В 1974 г. был введен в строй первый блок мощностью 440 тыс. кВт, а в 1984-м – второй блок мощностью 1 млн кВт. Станция пока не имеет полной нагрузки из-за отсутствия соответствующих потребителей. Лишь с 1985 г. энергия от неё будет выдаваться в объединённую сеть Ленэнерго и Карелии.
На АЭС строгий порядок, чистота. Общее число сотрудников около 2000 человек. Себестоимость 1 кВт/ч менее 1 копейки (на ГЭС НИВА-3 себестоимость составляет всего 0,15 копейки, а на Верхне-Туломской ГЭС – 0,22.). Технологический процесс замены ТВЭЛов весьма сложен и несовершенен. В год заменяется примерно 1/3 ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов), поскольку каждый из них рассчитан примерно на 3 года непрерывной работы. Замена осуществляется последовательно по одному элементу. На охлаждение реактора с 260°С до 50-60°С и последующую замену топливных элементов тратится трое суток.
Поражает размерами реакторный зал, пол которого покрыт мощным блестящим щитом из сваренных между собой листов нержавеющей стали. От самих реакторов даже через внешнюю оболочку ощущается тепловой поток. Все залы каждого блока через мощные вентиляторы соединены с выходами вентиляционной трубы (по трубе на каждый блок).
Машинный зал больше реакторного зала примерно в 2 раза. В нём размещены 4 паровых турбины и 4 парогенератора, а также по 6 циркуляционных насосов на каждый реактор, которые обеспечивают прокачку воды между трубок ТВЭЛов при давлении 142 атм (кгс/м2).

05.03.1985 г. назначена на 9.00 встреча с директором Горного института Мельниковым Н.Н. и его заместителем Гущиным В.В. Среди выполненных данным институтом работ заслуживают внимания три из них:
1) снижение на порядок нагрузок на скальный грунт за счёт выработки специальных «подушек» из разрушенных горных пород (например, в виде щебёнки, образующейся после предварительного бурения и последующего разрушения перегородок взрывом). Такие «подушки» рекомендуется делать в виде горизонтального и вертикального щита, ограждающего место установки объекта в шахте и имеющего толщину 3 м;
2) инициирование мощных волн в прибрежной полосе для разрушения береговых сооружений, в том числе и придонных стационарно смонтированных (эта работа проведена совместно с Полярным геофизическим институтом);
3) методы разработки шахтных стволов снизу с оставлением в верхней части перемычек, которые при необходимости экстренного освобождения выхода из шахты взрываются.
Директор Горного института в какой-то степени напоминает Большакова Г.Ф. из Томска: сквозит полное презрение к подчинённым и заискивание перед теми, от кого зависят его благосостояние и карьера. В кабинете барская обстановка, по шику резко контрастирующая с убранством других помещений и кабинетов института.
После обеда в 14.00 организован выезд на рудник «Центральный» в Хибины. На данном руднике добывается в год 27 млн тонн фосфатов. Условия очень тяжёлые. Рудник расположен на высоте 1050 м. Всегда сильные ветры, метель, температура не поднимается выше +1-2°С, снег лежит круглый год. Около дороги, ведущей на рудник, завалы снега достигают глубины 4-5 м. На рудник рабочих доставляют из Кировска и Апатит специальными автобусами «Магирус» западногерманского производства. Ни один другой одолеть трассу не в состоянии – глохнут двигатели. Рудное тело выработано с 1050 м до 800 м. Спуск руды идёт через специальную вертикально расположенную шахту-колодец диаметром около 6 м и длиной 600 м. Самосвалы и погрузчики японского производства, а экскаваторы советские (Уралмашзавода). Шофёры, крановщики и другие механизаторы работают по 12 часов через сутки. Заработок 750 руб., с премиальными – порядка 900 руб. в месяц. До недавнего времени брали руду, в которой содержалось до 8% фосфатов. Сейчас стали выбирать и более бедную руду, в которой фосфата содержится около 4%.
На 06.06.1985 года намечено ознакомление с годовыми и пятилетними планами работы Института химии минералов и Полярного геофизического института, всесоюзное межотраслевое совещание по тематике Энергетического отдела Кольского филиала АН СССР. На совещании было принято решение о том, что с целью повышения живучести энергосети и обеспечения безопасности населения, строительство АЭС вести в дальнейшем в подземных выработках и карстовых пустотах. При этом предпочтительным грунтом признан гранит с примесью базальта и туфа. Возможно использование и песчаников.
Большая беда для Апатитов и Кировска в том, что колоссальные отвалы породы при порывах ветра несут на жилые кварталы огромную массу мелкодисперсной пыли серого цвета. Пока не найдено надёжных методов закрепления породы, хотя исследований по этому вопросу проведено более чем достаточно.

07.06.1985 г. в 8.00 выехали из Апатитов в Мончегорск, Оленегорск и Мурманск.
Особо тяжкая картина предстала перед нашими очами примерно за 15 км от Мончегорска, где весь лес оказался полностью уничтоженным – мёртвые сопки вокруг, на которых торчат пеньки и оголившиеся в результате эрозии почвы корни, как у старого человека вены. Земля на десятки километров оказалась отравленной серной кислотой, образующейся в результате выброса сернистого газа (Н2S) в атмосферу 16-ю трубами медно-никелевого комбината. Сернистый газ, соединяясь с влагой облаков, проливается на землю в виде дождя из H2SO4. Картина вдоль шоссе Ленинград–Мурманск в районе Мончегорска удручающая. Невольно хочется крикнуть: Люди! Остановитесь!! Что вы делаете с природой?!!!
Оленегорск почище. Здесь только рудники по добыче железной руды для Череповецкого металлургического комбината.
Через Мурмаши (аэропорт Мурманска) выехали на подземную Верхне-Туломскую ГЭС, куда ведёт отличная по красоте и качеству покрытия шоссейная дорога, огибающая Колинское водохранилище. Эта дорога чем-то напоминает кавказские дороги. Климат здесь мягче, чем в средней части Кольского полуострова.
По пути на Верхне-Туломскую ГЭС побывали в г. Кола, основанном в 1565 году, и на Нижне-Туломской ГЭС, где хорошо работает рыбовод, и сёмга по порогам рыбовода идёт на нерест в водохранилище, переходя со ступеньки на ступеньку, преодолевая их как естественную преграду, характерную для горных рек. К сожалению, на Верхне-Туломской ГЭС рыбоводный канал не работает – рыба в него не заходит, поскольку он вырублен в виде подземного туннеля, в котором нет достаточного (близкого к естественному) освещения.
Верхне-Туломскую ГЭС строили финны – всего затрачено на её строительство 75 млн руб. в ценах 1985 года. Из них фирме золотом было выплачено 60 млн руб. и на 15 млн руб. мы поставили своего оборудования (генераторы и турбины наши, наша также и вся система передачи энергии). Заглубление машинного зала данной ГЭС сравнительно небольшое. Оно составляет всего около 30 м. Общий перепад воды, поступающей на турбины, равен 60 м. Машинный зал примерно тех же размеров, как и на ГЭС НИВА-3. Однако отделан угрюмо–серо. Здесь, как и на ГЭС НИВА-3, установлено 4 турбины суммарной мощностью 250 тыс. кВт. Обращает на себя внимание, что от данной ГЭС идёт отличная дорога в Финляндию.
Из посёлка ГЭС выехали в Мурманск. Во многих местах ещё лежал снег, а на сопках со стороны Полярного он
просматривался сплошным покрывалом. За многие годы существования Мурманска Кольский залив впервые покрылся мощным льдом – ранее он не замерзал. Посмотрели мемориал защитникам Заполярья и практически объехали весь Мурманск, где в настоящее время проживает 347 тысяч человек. Город живописно вытянулся вдоль бухты, которая с большим количеством стоящих на приколе судов смотрится как центральная площадь города.
Вернулись на аэродром в Мурмаши по другой дороге (по левой стороне Кольского залива) и без задержки через час вылетели в Москву. Во всех институтах Кольского филиала АН СССР определили круг результатов исследований, которые необходимо отразить в информационных справках, направляемых к нам и в секцию прикладных проблем при Президиуме АН СССР.
В заключение этой командировки пришлось констатировать, что во всех городах Заполярья основные продукты распределяются по талонам (колбаса, мясо, мясные и рыбные консервы, масло и др.). Без талонов можно купить лишь хлебобулочные изделия.

17-20.06.1985 г. по решению заместителя начальника вооружения МО СССР меня и профессора Гурова А.А. направили в Марийский политехнический институт для изучения на месте того, что этим институтом наработано в интересах силовых ведомств и, в первую очередь, Минобороны СССР. В нём обучается на 9 факультетах более 10 000 студентов. На постоянной основе работает около 1000 человек, из них 16 докторов и более 150 кандидатов технических наук.
После прибытия в Йошкар-Олу утром 17.06.1985 г. были намечены наши дальнейшие действия.
Мы посетили все лаборатории исследовательского сектора института. В первый же день убедились, что коллектив исследователей института является весьма подготовленным для решения оборонных задач и заслуживает самого пристального внимания со стороны Министерства обороны и ХНО Минвуза РСФСР, возглавляемого Зинченко Ж.Ф. Подавляющее количество работ выполняется по договорам с промышленностью. По госбюджету финансируется лишь малая толика работ, связанных с учебным процессом.
18-19.06.1985 г. знакомились на факультетах и на опытно-экспериментальном производстве с имеющимся в распоряжении исследователей оборудованием и используемым в процессе исследований научно-методическим аппаратом, а также полученными результатами исследований. В силу того, что помещения, в которых базируется институт, расположены в разных частях города, нам пришлось проехать по всей Йошкар-Оле. Город производит хорошее впечатление своей чистотой, богатством зелени и большим количеством неординарных и красивых старинных зданий.
Наибольшего внимания заслуживают научно-исследовательские работы по автоматизации ранних стадий проектирования, направленные на автоматизацию процедур поиска принципов действия разрабатываемых систем и рациональных технических решений. Весьма полезным представляется разработанный специалистами
института фонд физических эффектов, имеющий 8 рубрик, начиная с наименования эффекта и кончая указаниями на его применение в разрабатываемых системах вооружения и военной техники. Каталог физических эффектов составлен в виде удобных для пользования 4-х книг, в которые включено всего 600 физических эффектов на уровне законов Ома, Кирхгофа, Кеплера и др.
В институте проведен синтез структур крупномасштабных сетей связи, анализ их надёжности, и осуществляется минимизация времени доставки информации. Составлен банк модулей функционального математического обеспечения (более 400 программ). Постоянно работают 15 высококвалифицированных системных программистов, которым удалось наладить сплошной (сквозной) контроль программ, благодаря которому разработка программы может начинаться одним программистом, а продолжаться и заканчиваться – другим.
В дальнейшем необходимо обратить внимание специалистов Минобороны и оборонных отраслей промышленности на работы института, которые условно можно назвать так:
• Выбор и анализ наиболее эффективных физических принципов действия для прогнозирования и управления разработками перспективных образцов техники.
• Создание автоматизированной системы поиска физических принципов действия для прогнозирования и управления разработками перспективных образцов техники.
• Синтез адаптивных мультипроцессорных вычислительных структур обработки сигналов.
• Разработка и изготовление радиоэлектронной аппаратуры для измерения параметров горных ледников со сложным строением.
• Разработка обучающих рабочих модулей для автоматизированного банка данных рабочего места инженера-испытателя авиационной техники и вооружения.
• Создание комплекса транспортно-технологических машин на воздушной подушке для сооружения трубопроводов в труднодоступных районах и доставки туда различных грузов.
• Разработка специализированного фонда физических эффектов для решения задачи прогнозирования состояния находящихся на хранении боеприпасов.
• Исследование и создание помехозащищённого измерительного устройства для контроля малых величин внешних магнитных полей при разработке и техническом процессе изготовления статических преобразователей.

Поскольку билеты на поезд купили лишь на вечер 20.06.1985 г., то решили в этот день до отъезда посмотреть окрестности Йошкар-Олы и съездить на Волгу (в Кокшайск).
По обе стороны дороги от Йошкар-Олы до Кокшайска непрерывной сплошной стеной стоит лес, состоящий в основном из строевых сосен. В нескольких местах трассы, к сожалению, был сделан плохо дренаж. В результате произошло заболачивание почвы в низинах и гибель деревьев. Много сухостоя в искусственно образовавшихся болотах встречается и вдоль железной дороги, соединяющей Зелёный Дол с Йошкар-Олой. Строили без системного подхода, без учёта возможных негативных последствий своей недоработки.
Очень красивы плёсы и необозримые волжские просторы на левобережье. Живописен утопающий в буйной зелени крутой правый берег.

В период с 22.09.1985 по 03.10.1985 г. по распоряжению заместителя министра обороны СССР по вооружению Шабанова В.М. группа специалистов в составе Шибанова Г.П., Тютюнника Ю.Ф. и Ильиной Т.М. была направлена в Дальневосточный научный центр АН СССР (ДВНЦ) для изучения на месте всего того, что там наработано в интересах оборонной тематики и определения возможностей институтов данного центра по дальнейшему расширению объёмов исследований по созданию оружия на новых физических принципах.
Прилетели во Владивосток 22.09.1985 г. в 18.00 по местному времени. Несмотря на воскресный день, представители ДВНЦ, ответственные за прикладную тематику, встретили нас в аэропорту. Приятно отметить, что после реконструкции аэропорта построена прекрасная автострада от Артёма до Владивостока. В первый же день определились с билетами на теплоход, идущий на Сахалин, в Корсаково. По расписанию должны прибыть туда в 9.00 29.09.1985 г. (убываем из Владивостока в 16.00 27.09.1985 г.).

Немного ознакомились с центром города. Появилось много новых отлично построенных зданий, что неудивительно: население возросло до 628 тысяч человек. Город стал более ухоженным и облагороженным, хотя около вокзала и порта, как и раньше, много мусора.
Из города до гостиницы добирались на электричке до «Второй речки». Хотя по местному времени было всего 21.30, темень наступила уже беспросветная. Расстояние в 1,7 км показалось нам значительно большим. Такому восприятию, по-видимому, способствовала холодная ветреная погода (ветер довольно сильный и порывистый дул со стороны Амурского залива). Интуитивно направление на гостиницу выбрали правильно и добрались до неё, не плутая.

23.09.1985 г. с утра в службе режима представили свои документы и коротко познакомились с основной тематикой по интересующим нас вопросам в Президиуме ДВНЦ. После этого доложил председателю ДВНЦ чл.-кор. АН СССР Щеглову А.Д. о цели нашего прибытия. Он по-деловому, без лишних слов определил то, на что, по его мнению, целесообразно акцентировать наше внимание. В нём чувствуется человек дела и завидного равновесия. Умеет слушать и задавать вопросы. В высказываниях лаконичен. Ценит время не только своё, но и других. Сразу же дал указание главному учёному секретарю о подготовке всеми институтами ДВНЦ информационных справок по всему, что будет для наших дел полезным. Отметил, что в состав ДВНЦ входит всего 11 институтов технического, химического и биологического профилей, в которых сосредоточено 11 академиков и членов-корреспондентов АН СССР, более 100 докторов и более 900 кандидатов наук.
После посещения Президиума мы сразу же поехали в Тихоокеанский океанологический институт (ТОИ), располагавшийся в 14 км от Владивостока на станции «Чайка» железной дороги. К сожалению, руководители ТОИ (академик АН СССР Ильичёв В.И. и его заместители) оказались в это время в морской экспедиции. Докладывал нам Марков М.С., который «всё знает обо всём». Из его доклада мы уяснили, что в институте всего 300 научных сотрудников и 400 человек вспомогательного персонала. В бухте «Витязь» на мысе Посьет имеется лаборатория (70 человек) и лаборатория на острове Попова (20 человек). В институте проводятся исследования по прикладной геохимии, изучению электродинамики океана, гидрогеохимии (загрязнения атмосферы и вод океана), поиску нефти и газа на шельфе. Изучаются физико-химические изменения вод под воздействием разных тяжёлых металлов, вопросы радиофизики, образования вихрей на подводных возвышенностях, распространения радиоволн на поверхности моря. Осуществляется дистанционное зондирование рельефа дна и затонувших судов.

На этом первая часть беседы закончилась. Марк Соломонович заторопился на обед, а мы поехали искупаться на Шамору. Оказалось, что туда проложена отличная асфальтированная дорога (в 1953 году была лишь таёжная грунтовая дорога), и теперь Шамора стала называться бухтой Лазурной. На Шаморе болота высушены, сделан изумительный по красоте культурный пляж. Песок жёлтый с примесью обломков от ракушек, такой же, как и в давние времена, но нет уже полуметровых наносов водорослей типа морской капусты. Дно полностью очищено от водорослей (даже не верится), построены раздевалки, стоянки для автомашин, асфальтированная дорога проведена и в местный «Артек». О давних временах напоминает лишь хорошо сохранённый лесной массив, два скальных выступа по краям песчаной косы, составляющей 3-километровый пляж, да старый деревянный пирс, расположенный вблизи правого его торца. Погода была очень ясная, температура воды 19-20°С, а воздуха – немного меньше, хотя солнышко ласково грело, и песок был тёплым.

Вторая (послеобеденная) часть беседы с Марком Соломоновичем проходила так, что приходилось сдерживать себя с вопросами, которые могли бы дать ему дополнительную информацию о наших интересах – нам больше работать на восприятие. Слишком много было сказано им повторно о структуре института и весьма мало и расплывчато о конкретных результатах проведенных исследований. Стало ясно, чем институт занимается, и остался туман надо всем тем, что конкретно достигнуто. Очень жаль, что вторая часть беседы затянулась и всего прослушать не удалось… В соответствии с пришедшим из Президиума ДВНЦ распоряжением, учёный секретарь института обещал всё нужное изложить в информационных справках, которые будут направлены к нам в Москву в ближайшее время. Я попросил его основное внимание обратить на результаты работ в плане исследований пространственно-временной структуры электрических и магнитных полей, метеопараметров над поверхностью моря и волноводных свойств приповерхностного слоя.
В этот же день взяли ранее заказанные билеты на теплоход для предстоящего отплытия на Сахалин, и успели заглянуть в магазин «Дары тайги».

24.09.1985 г. в 8.30 выехали на станцию службы Солнца и Горнотаёжную станцию ДВНЦ, которая размещается в 115 км от Владивостока, вблизи от Уссурийска, поворот вправо от шоссе Владивосток-Хабаровск, у указателя «Памятник Боливару – 16 км».
По дороге туда остановились в Раздольном на площади около железнодорожной станции. Все полученные от местной рыночной торговли неприятные впечатления потонули в красоте природы и восприятии тех позитивных сдвигов, которые произошли с 1953 года в придорожной зоне. Отрадно, что в Раздольном появилось много новых зданий для семей военнослужащих местного гарнизона. Но приходится сожалеть, что все эти здания панельного домостроения на фоне бывших царских казарм казачьего полка, построенных из добротного красного кирпича и камня, выглядят убого и портят вид этого, протянувшегося на 12 км вдоль шоссе, старинного села Приморья.
В посёлке Горнотаёжное дал телеграмму домой о том, что приступили к работе и 27.09.1985 г. убываем на Сахалин.

На станции ДВНЦ, у биологов докладывал Зориков П.С. При этом он жалобно икал, и когда частота икания стала равной частоте произносимых им слов, он, как истинный интеллигент, предварительно извинившись, надолго пропал. Явился перед нами также неожиданно, как и исчез… На его бледно-синюшном лице глаза приняли квадратную форму и выражали мольбу о том, чтобы его душу отпустили на покаяние и немедленно. Мы это поняли, и молчаливая его просьба была удовлетворена взамен на нашу произнесённую вслух просьбу о желании приобретения вытяжки элеутерококка изготовления их экспериментального цеха.
После этого мы установили, что на выделенной нам машине проколото одно из задних колёс. Это позволило нам подняться к телескопам пешим порядком и полюбоваться горно-таёжным пейзажем. Там познакомились с заведующим астрономическим отделом Станции службы Солнца и председателем Уссурийского отделения ВАГО Чистяковым В.Ф., который поведал нам о своих достижениях, бедах и заботах. Он работает здесь уже 28 лет и является истинным, отрешённым от всего постороннего, учёным-энтузиастом. Мысли излагает коротко и предельно ясно.
На станции получены кривые изменения активности Солнца и его электромагнитного поля за последние 30 лет. Построены кривые, позволяющие осуществить долгосрочный прогноз возможных вспышек и изменения в худшую сторону радиационной опасности для всего живого в космосе. Снижение солнечной активности предполагается ещё четверть века, что должно вызвать дальнейшее похолодание. Имеет место существенная разница между развитием электромагнитных процессов в южном и северном полушариях – отставание в северном полушарии составляет до 7-13 месяцев. Разница между развитием указанных процессов, по мнению Чистякова В.Ф., приводит к аномалиям типа землетрясений, цунами и других разрушительных явлений, а также к резкому изменению широкомасштабных тропосферных и стратосферных явлений.
На станции так называемым хозспособом – руками самих научных сотрудников – ведётся строительство башен для новых телескопов. Купол коронарного телескопа сделан из сварных труб. Зеркало телескопа имеет диаметр более 50 см. Съёмка ведётся по спектрам водорода и гелия. Данные один раз в сутки передаются в Москву. С целью обеспечения радиационной безопасности космических полётов могут осуществляться передачи информации непосредственно на НИПы № 6 и № 15 (в Галёнки и на Камчатку) по телетайпу. К сожалению, оборудование станции не менялось с 1957 года. Серьёзно отстают от современных требований средства обработки информации, начиная со средств дешифрирования фотоснимков и кончая вычислительным комплексом. Обработку снимков на фотоплёнке осуществляют допотопными методами вручную.
Вернулись к биологам станции ДВНЦ по дороге длиною в 1,5 км, вьющейся среди буйной таёжной зелени с проблесками зрелого шиповника и дикого винограда (попробовали и то, и другое). По дороге встретили ползшую вверх огромную змею чёрного цвета, которая оказалась раскормленным домашним ужом – любимцем горно-таёжной станции.
У биологов продолжили разговор о работах по антистрессовым препаратам, в том числе и по элеутерококку, который они уже вырубили в ближайшей тайге, и пришла пора думать о его искусственном выращивании. Они нам продали по 500 г вытяжки из элеутерококка (по два флакона на каждого). Необходимо провести серьёзные сравнительные испытания этого препарата в ВВС и ВМФ. Тогда уже и принимать окончательное решение о принятии его на снабжение. В первую очередь для проведения таких испытаний следует привлечь Институт авиационной и космической медицины во главе с Пономаренко В.А.
По делу много неясного. Прежде чем предлагать препараты для широкого использования в Минобороны СССР, необходимо оценить наличие сырьевой базы, поскольку естественная база по заманихе, элеутерококку – истощена, и необходимо их разведение в условиях питомника. Во что обойдётся качественное сырьё, пока, даже приближённо, учёные Горно-таёжной станции сказать не могут. В настоящее время себестоимость настойки элеутерококка составляет 8 руб. 60 коп. за один литр, но это при наличии естественных запасов сырья (для сравнения можно отметить, что в 1985 году бутылка 0,5 л армянского коньяка «пять звёздочек» стоила 4 руб. 12 коп.). В заключение с руководством Горно-таёжной станции и Солнечной обсерватории наметили то, что должно быть отражено в информационной справке, которую они должны направить в адрес Начальника вооружения МО СССР и Секции прикладных проблем при Президиуме АН СССР.
Вечером вернулись в гостиницу и подготовились к посещению Института химии ДВНЦ, перебрав все документы, заготовленные по данному учреждению ещё в Москве.
25.09.1985 г. выехали в Институт химии. Встретили нас директор Глущенко В.Ю. и его заместитель Сергиенко В.И. В институте всего 300 человек, 100 из которых –научные сотрудники, в том числе два доктора и 30 кандидатов наук. Обратил внимание на то, что и директор, и, особенно, его заместитель умеют чётко излагать свои мысли. По тематике исследований Сергиенко В.И. выглядит более уверенно. Оба болеют за дело и упорно пытаются найти своё лицо для института с учётом особенностей Дальневосточного региона.
Ценными представляются работы, проводимые по получению различных покрытий, в частности, по получению антикоррозионных покрытий на основе легнина, являющегося активным продуктом переработки древесины, внешне похожим на смесь торфа с древесным углем. После обработки такой смеси азотной и другими кислотами получается краска, очень устойчивая к действию морской воды. Обнадёживающими являются работы по электро-микродуговому антифрикционному покрытию титановых изделий при комнатной температуре с использованием ниобия и работы по оксидированию изделий из металла, при котором электросопротивление оксидированной плёнки оказывается на два порядка выше, чем у основного материала изделия.
Заслуживают внимания работы по технологии получения на азотистой основе высокоплотных (до 2,4 г/см3) твёрдых топлив и твёрдых электролитов на основе лития-графита (интерколированные соединения графита), а также работы по извлечению из морской воды различных компонентов типа урана, висмута, серебра, золота, индия.
Получены положительные результаты по технологии производства фторидно-циркониевого стекла для волоконно-оптических линий связи и плёнок с присадкой редкоземельных элементов для покрытия теплиц. При использовании таких плёнок существенно увеличивается рост растений за счёт большего пропускания света с заданной длиной волны, при которой в наибольшей степени реализуются реакции фотосинтеза.
Большой интерес могут представлять разработанные в институте фильтры, через которые осуществляется забор воды для двух ТЭЦ Приморья и Сахалина. В опытном порядке с их помощью удаётся выделять из морской воды ряд ценнейших компонентов, в том числе редкоземельных.
Существенное место в тематике института занимают работы по получению железомарганцевых конкреций из придонных отложений. В качестве облучателя этих конкреций с судов используется изотоп калифорний-252. Для обеспечения работ по поиску конкреций на больших глубинах мирового океана (более 5000 м) разработано устройство, позволяющее дистанционно, на борту судна получать информацию от передатчика, смонтированного вместе с облучателем и приёмником отражённого
сигнала на платформе, буксируемой на кабель-тросе в придонном слое. Исследования по поиску железомарганцевых конкреций планируется проводить на больших глубинах мирового океана в районах южных морей (Индийский океан, Атлантика в районе Южной Америки). Цель – «застолбить» районы (заявить о них) до того, как это сделают монополии США. Целесообразность разработки выявленных месторождений на столь больших глубинах пока может быть не очень оправданной по стоимости. Поэтому открытие месторождений носит скорее политический, чем экономически оправданный технический характер.
26.09.1985 г. в 9.00 прибыли в Институт автоматики и процессов управления (ИАПУ) с вычислительным центром. В состав института входит 6 специализированных отделов, в которых трудится 492 человека, из которых 120 научные сотрудники, а остальные – вспомогательный персонал. По имевшимся у нас сведениям, данный институт совместно с приданным ему вычислительным центром создал автоматизированную систему передачи данных «Природа» для Госгидромета СССР и должен был заниматься автоматизацией картографических работ и визуализацией трёхмерных объектов в цветном изображении для кристаллографических исследований в виде изображений атомов и молекул.
Встретил нас и докладывал на уровне сверхпатриота директор института Перчук В.Л. По его словам, всё, что делается в институте, делается впервые в мировой практике. За короткий промежуток времени (10-15 лет) они, якобы, могут строить карты температуры воды на разных глубинах по всем океанам за 20, 30, 50 лет и т.д. Впервые составили по всем океанам геофизический и океанографические банки данных. Создали модель определения бифуркационных точек в районе Тихого океана, в которых имеется повышенное энерговыделение. На исследовательском судне «Академик Королёв» устанавливается силами института программно-технический комплекс ДИСТЕРМ, который одновременно обрабатывает информацию от спутников и контактных датчиков, смонтированных на суше и в океане. По мнению Перчука В.Л., сделано это впервые. На моё замечание, что в США такой комплекс функционирует уже 5 лет, он ответил: «Не знаю, как там, но мы первые это сделали в нашей стране»…
Затем докладчик остановился на том, что сделано в институте по линии морской исследовательской техники. В частности, были созданы автоматические подводные аппараты, рассчитанные на работу до глубины 6000 м со скоростью перемещения 2 км/ч и позволяющие устанавливать в них различные датчики, телекамеру и оборудование для обнаружения железомарганцевых концентраций. Изготовлены два экспериментальных глубоководных аппарата с гидроакустической навигационной аппаратурой. Для обеспечения гидроакустической навигации на этих же глубинах были поставлены маяки-ответчики. Глубоководный аппарат синхронизируется по времени с судном-носителем.

Продолжение следует

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика