На бессрочной службе у авиации и космонавтики

Шибанов Г.П. – в 1-м ряду, 3-й справа. Мемориальный комплекс «Крыло Икара» ГЛИЦ имени В.П. Чкалова
К 90-летию со дня рождения ведущего научного сотрудника ГЛИЦ имени В.П. Чкалова Георгия Петровича Шибанова, генерал-лейтенанта, доктора технических наук, профессора, действительного члена международных академий астронавтики и информатизации, заслуженного деятеля науки и техники РФ.

1980-е годы. В межвидовом 46-м ЦНИИ МО СССР

Продолжение главы

По указанию заместителя министра обороны по вооружению мне и Тютюннику Ю.Ф. (46 ЦНИИ МО) была поставлена задача посетить в период с 11 по 17 июня 1984 года ряд институтов Академии наук Молдавской ССР, кишинёвские государственный университет (КГУ) и политехнический институт (КПИ), оценить их возможности по проведению исследований в интересах оборонной тематики. Кроме того, на месте надо было выявить, что из уже полученных результатов исследований можно было бы рекомендовать к внедрению на предприятиях министерств оборонных отраслей промышленности (МООП) и в различных структурах Минобороны СССР.

11.06.1984 г. Прибыли в Кишинёв и поехали в Президиум АН МССР. По телеграмме из Москвы там уже собрались для совещания с нами ректоры КГУ (Мельник Б.Е.) и КПИ им. С. Лазо (Антосяк В.Г.), директор Института прикладной физики АН МССР академик Гицу Д.В., директор Института геофизики и геологии АН МССР академик Друмя А.В., научный руководитель Специализированного конструкторско-технологического бюро твердотельной электроники (СКТБ «Оптоэлектроника») АН МССР чл.-кор. АН МССР Панасюк Л.М., ответственные за оборонную тематику в АН МССР чл.-коры АН МССР Радауцан С.И. и Болога М.К. На данном совещании в течение двух часов нам пришлось больше слушать, чем говорить самим. Мы согласились с предложенным нам планом посещения всех намеченных институтов и университета, но свои истинные намерения пришлось скрывать, поскольку указания со стороны КГБ и начальника вооружения МО СССР были однозначными – проблем, стоящих перед Вооружёнными силами, перед «яйцеголовыми» не раскрывать.

Далее мы направились в Кишинёвский политехнический институт. В его составе всего 6 факультетов: электрофизический, энергетический, механический, технологический, факультет промышленного и гражданского строительства, факультет гражданского строительства и архитектуры. Обучается 11 000 студентов, из них 7500 очников. Всего 53 кафедры, преподавателей 900 человек, из них 450 – на полставки, по хоздоговорным работам, 250 штатных сотрудников научно-исследовательской части (НИЧ) и пяти отраслевых лабораторий.

Познакомились с возможностями исследовательского оборудования всех пяти отраслевых лабораторий и пришли к выводу, что выполнение работ в интересах оборонной тематики с использованием такого оборудования бесперспективно.

Успели ознакомиться с работами электрофизического факультета, уделив особое внимание кафедре автоматики, телемеханики и автоматизированных систем управления, заведующим которой оказался Марасанов В.В. В своё время мне довелось выступать у него первым оппонентом и по кандидатской, и по докторской диссертациям, а посему он хорошо сориентировал нашу последующую работу на факультетах КПИ, чем способствовал экономии нашего времени. Кстати, на руководимой им кафедре разработаны такие алгоритмы, как алгоритм распознавания градоопасных облаков, который с помощью метеорологического локатора и наземного вычислительного комплекса, построенного на ЭВМ «Электроника-60», позволяет автоматизировать процесс формирования решений на включение в работу системы противоградовой защиты. Разработан интересный алгоритм контроля места дефекта атомных реакторов с использованием в качестве диагностических признаков акустической эмиссии, имеющей место в диапазоне частот от 200 кГц до 2 МГц; алгоритмы исследования устойчивости транспортной сети при отказе отдельных её элементов и устойчивости больших интегральных схем к радиационным воздействиям. Наконец, лично Марасановым была разработана модель оценки эффективности коллективной деятельности людей на основе известных моделей Зигеля и Вольфа, которые позволяют оценить лишь личный вклад каждого члена коллектива в конечный результат его работы, но не позволяют интегрально оценить эффективность работы коллектива в целом.

12.06.1984 г. Последовательно посетили остальные факультеты КПИ. Постарались выявить все те результаты исследований, которые могут принести пользу организациям МООП и Вооружённым силам страны. К заслуживающим внимания работам можно отнести по меньшей мере два десятка работ. В частности, работы по технологии нанесения толстослойных хромовых покрытий на шейки валов двигателей внутреннего сгорания (вместо втулок), изготовленных не из легированных, а из обычных марок стали типа Ст. 3, 4, 5. В соответствии с данной технологией за счёт разработки нового типа электролита и повышения плотности тока увеличена скорость осаждения хрома до 0,2 мм в час (по существующим технологиям – до 100 мкм). Перспективной представляется технология получения тепло- и звукоизолирующего пеноматериала из жидкого стекла и мочевины с прогревом их смеси до 170°С. Получаемый по данной технологии пеноматериал имеет удельный вес 0,25 г/см3, при толщине 60 мм позволяет снизить уровень шума в 20 раз и температурный перепад почти в 10 раз при водопоглощении, не превышающем 1,5-2%. Изготовлена опытная установка для получения пеностекла с объёмным весом 0,15 г/см3 и толщиной 125 мм. Для выявления эффектов снижения (увеличения) сопротивления жидкости и появления в ней кавитации предложена оптически активная жидкость (Ва2О5) розового цвета, обеспечивающая визуализацию и фиксацию поведения изучаемых потоков на цветную фотоплёнку.

С целью проведения глубоководных работ на глубине, превышающей 3000 м, разработан трёхфазный электродвигатель с питающим напряжением 380/660 В. Его вес составляет 55 кг, заливается керосином, вращает гидронасос мощностью 11 кВт. Длина двигателя вместе с насосом составляет 1111 мм, диаметр 165 мм, на глубину опускается на кабеле. Корпус выполнен из сплава АМГ-6.

Для обеззараживания пищевых продуктов разработан не имеющий запахов антисептик на основе йода и крахмала (на него получен патент). Достаточная его концентрация составляет 20-50 мгм/л. Удалять этот продукт со стенок резервуара после его стерилизации не требуется – можно сразу же заливать сок или иной продукт, предназначенный для длительного хранения.

Для наплавки коленчатых валов мощных морских двигателей внутреннего сгорания разработан источник питания на переменном токе, функционирующий на основе использования резонансных явлений. Для восстановления поверхности деталей машин, работающих на истирание, разработана технология осаждения на восстанавливаемые поверхности железа и никеля толщиной до 1 мм. Твёрдость поверхности достигает 800-900 кг/мм2 вместо около 400 кг/мм2 для известных растворов. Скорость осаждения 0,4 мм/ч (до того времени было около 0,2 мм/ч).

Для механической обработки трудно обрабатываемых материалов типа нержавеющей стали и титана предложена смазочно-охлаждающая жидкость, выполненная на водной основе. С её использованием возможна совместная шлифовка деталей, изготовленных из разных материалов без засаливания алмазного круга; в 2-4 раза повышается стойкость инструмента и в 1,5 раза возрастает скорость резания.

С целью получения особо чистой поверхности деталей, выполненных из цветных металлов, их штамповку предложено проводить с помощью пуансонов и матриц, изготовленных из полиуретана, который обеспечивает штамповку 1000 изделий без замены. Предложена безотходная технология получения шатунов, гаечных ключей и сортового проката (до сего времени потери были до 40%).

Полезной является технология пробития скважин диаметром 0,8 м и глубиной до 20 м с помощью болванки, поднимаемой на тросе краном и затем сбрасываемой оттуда. При такой технологии возникает ореол уплотнённого грунта в пределах 4–5 радиусов самой скважины. Пробивка идёт за несколько минут, поскольку за один удар выбивается лунка глубиною 0,5 м. После пробивки скважины она засыпается сухим грунтом или щебнем и уплотняется опять той же болванкой. При землетрясении это позволяет избежать оползней, поскольку при пробитии таких скважин на оползнеопасных участках уплотнение грунта обеспечивает его гидроизоляцию.

На базе микропровода диаметром 20-30 мкм со стеклянной оболочкой изготовлены сверхвысокоточные делители напряжения, погрешность работы которых не превышает 0,005%, в то время как серийно изготавливаемые делители имеют погрешность более 0,2%. Созданы малогабаритные активные фильтры низких частот, работающие в диапазоне длин волн от 0,1 до 1 Гц при температуре окружающей среды, изменяющейся в пределах от – 70 до +40°С. Разработан пеноматериал, позволивший получить пористый бетон с массой 800-1000 кг/м3, вместо имевших место ранее 1200-1400 кг/м3, при тех же параметрах прочности и той же стоимости.

В конце дня познакомились с результатами исследований по перекачке агрессивных жидкостей, очистке сточных вод и проблемах возвращения их в промышленный оборот. На данном направлении предстоит выполнить ещё большой и пока не предсказуемый объём работ. Интересен побочный продукт этих исследований в виде активно-поверхностного вещества, при покрытии которым известкового щебня количество битума при дорожном строительстве уменьшается в 1,8 раза, и отпадает необходимость в использовании дорогостоящего гранитного щебня, завозимого в настоящее время из Закарпатья.

13.06.1984 г. Прибыли в КГУ. Встретил нас зам. ректора по науке Сычёв А.Я. и коротко доложил, что в университете обучаются 13 тысяч студентов, из которых 600 иностранцев из 60 стран мира. Всего преподавателей 900 человек, из них 50 докторов и 470 кандидатов наук. В состав университета входят 12 факультетов: математики и кибернетики, физический, химический, биолого-почвенный, экономический, филологический, исторический, юридический, библиотечный, торговли и товароведения, иностранных языков и журналистики. Мы изъявили желание ознакомиться лишь с четырьмя первыми факультетами, сославшись, естественно, на дефицит отпущенного нам времени.

Поскольку, кроме факультетов в составе института на правах самостоятельных научных единиц, подчинённых лично ректору и его заместителю по научной работе, имеется ещё 4 проблемных лаборатории: фототермопластической записи, физики полупроводников, химии белка и химии эфироносов, то мы в первую очередь решили познакомиться с их работами. Убедились в том, что в данных лабораториях проводится много интересных фундаментальных исследований, но практических выходов в виде готовых к внедрению рекомендаций, к сожалению, нет. Можно отметить лишь работы по увеличению в 2-2,5 раза прочности чугунов и поверхностной прочности деталей, выполненных из титановых сплавов, за счёт воздействия на них пучка электронов, а также исследования по биологической очистке сточных вод и отбросов животноводческих ферм. К законченному результату исследований можно отнести и метод определения количества марганца в различных растворах с высокой чувствительностью, превышающей 10-9 моль/литр (до сего времени были методы, позволявшие получить точность не выше 10-6-10-5 моль/литр).

Далее направились на физический факультет. К сожалению, достойных внимания результатов обнаружили немного. К ним можно отнести получение довольно крупных кристаллов тройного соединения PbSnTe диаметром 10 мм и попытки выращивания таких кристаллов диаметром до 20 мм для тепловизионных приёмников, принимающих сигналы в диапазоне длин волн от 8 до 14 мкм. Подложку из BaF2. Прибор, позволяющий фиксировать смещение до 1-2 мкм по записи голограмм, полученных от объекта в нагруженном его состоянии и без нагрузки. Прибор, обеспечивающий в автоматическом режиме контроль оптических, электрических и фоточувствительных характеристик кристаллов. Твёрдотельный видикон, на котором считывание осуществляется не электронным пучком, а посредством прибора с зарядовой связью, т.е. ПЗС- линейками и ПЗС-матрицами. Технология вакуумного напыления люминесцентных слоёв для экранов кинескопов.

Чувствуется, что на факультете основное внимание уделяется не научным исследованиям, а педагогической деятельности.

14.06.1984 г. Встретились с начальником и научным руководителем СКТБ «Оптоэлектроника». В нем по штату числятся 175 сотрудников. Из полученных результатов заслуживает внимание многослойная плёнка для съёмки земной поверхности с высот 250-300 км с разрешающей способностью менее 1 м. Плёнка изготовлена на базе халькегинитов мышьяка, наносимых на хромовую основу, которая предварительно осаждается на лавсановую подложку. На халькегиниты наносится термопластический слой, представляющий собой сополимер (стирол с бутил-метакрилатом).

В СКТБ налажен информационный поиск по голограмме ключевого слова, которая фиксируется на термопластической плёнке. Затем когерентным пучком изображение страницы документа, по которой ведётся поиск, передаётся на полученную ранее голограмму-фильтр и на корреляционном максимуме, совпадающем с местом расположения ключевого слова, возникает точка.

Среди других работ заслуживают внимания работы по выращиванию кристаллов для солнечных батарей на соединениях СаТе, CuInSe2, CuGaSe2 и др., хорошо работающих в диапазоне длин волн 0,4-0,8 мкм. При напылении на телевизионный экран вместо фотослоя электронно-чувствительного слоя в качестве считывающего используют лазерный луч с длиной волны 0,63 мкм, преобразующий телевизионное изображение в когерентное. Создана термопара из микропровода «висмут-сурьма», которая на порядок чувствительнее, чем серийные термопары типа «хромель-копель». Из теллурида свинца (РbTe) созданы датчики для бесконтактного измерения температуры биологических объектов.

Разработаны датчики для контроля изменения давления в вакууме, работающие при диапазоне температур от – 50 до + 70°С и перекрывающие диапазон давлений 1-10-3 Па, время измерения – 2 с с относительной погрешностью ±10%. Полезными представляются: изготовленный из сурьмы малоинерционный термометр сопротивлений, используемый в качестве сигнализатора резких перепадов температуры с диапазоном измерения 173-573 К; прибор для измерения концентрации атомарного кислорода и озона; фотошаблоны с разрешающей способностью 1000 линий/мм при длине волны 0,4-0,7 мкм; элемент прямого преобразования солнечного света в электричество с КПД 14-18%; термоэлектрический охладитель на основе теллурида висмута, обеспечивающий охлаждение среды на 120°С при потребляемой мощности 1,4 Вт и рабочем токе 1,4 А; датчики давления на монокристалле кремния, работающие в диапазоне 100-20000 Па и имеющие чувствительность не ниже 5 мкВ/Па.

15.06.1984 г. Прибыли на факультет математики и кибернетики КГУ. Ознакомились с системой квазиреферирования и информационного поиска необходимых нормативно-технических документов по видам деятельности гражданской авиации и пакетом программ и алгоритмов математического и лингвистического обеспечения комплексной автоматизированной системы информационного обеспечения промышленных предприятий (КАСИО). Из прикладных исследований интересными представляются термодинамические исследования строительных конструкций, которые привели в конечном итоге к технологии получения из битого стекла полых шариков диаметром 5 мм, используемых в качестве наполнителя в бетонных блоках вместо гальки или гранитной щебёнки. При этом теплоизоляция улучшилась на порядок, в 1,3 раза увеличилась прочность, на 20% снизилась стоимость блоков и на 15% уменьшился их вес.

Ценными представляются алгоритмы обработки больших массивов информации параллельными методами. Устройства ввода и вывода информации, основанные на совместном использовании оптической среды и полупроводника, который обеспечивает пространственное распределение потенциала на электрооптической среде при подаче на слой полупроводника светового или другого излучения, несущего в себе передаваемое изображение. Предложены экономичные методы перехода в САПР с одних языков программирования на другие; математическое обеспечение для задач ввода и хранения графической информации; принципы проектирования пространственных объектов. Всё это на основе базового языка с принципом расширения.

Около 15.00 ректор университета и деканы естественных факультетов попросили для преподавателей и аспирантов прочитать лекцию по математическим основам проведения исследований. Я усомнился в том, что смогу выполнить их просьбу без предварительной подготовки к такого рода лекции. Однако ректор, улыбнувшись, напомнил мне, что он на моей лекции на данную тему присутствовал неделю тому назад на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ, где он оказался в это время чисто случайно по приглашению проректора Садовничего В.А. Пришлось со скрипом согласиться.

К 16.00 в актовом зале университета набралось народу очень много. На большой грифельной доске изобразил две таблицы по детерминированным и вероятностным методам математического описания. В первую из таблиц включил дифференциальные уравнения, уравнения динамики средних, конечно-разностные уравнения, системы линейных неравенств и равенств, системы нелинейных неравенств и равенств. Во вторую таблицу поместил методы классической теории вероятностей, статистических испытаний (Монте-Карло), дискретные модели Маркова, непрерывные цепи Маркова, управляемые цепи Маркова, полумарковские цепи, теории массового обслуживания, теории информации и теории случайных функций. Используя эти таблицы, коротко остановился на особенностях их практического использования в конкретных исследованиях.

Упомянул, что в подавляющем числе практических задач достаточно использовать детерминированные модели оптимизации – это отмеченные в первой таблице дифференциальные уравнения, уравнения динамики средних и конечноразностные уравнения. Эти же виды уравнений целесообразно использовать при решении оптимизационных задач – это модели динамического программирования, принцип максимума, теория игр.

Систему линейных неравенств и равенств целесообразно использовать в оптимизационных моделях линейного программирования, целочисленного программирования, теории игр.

Оптимизационные модели на основе системы нелинейных неравенств и равенств: это выпуклое программирование, целочисленное программирование, теория игр.

Для построения модели без оптимизации используют все вероятностные методы математического описания, кроме управляемых цепей Маркова, на основе которых строятся оптимизационные модели с использованием динамического программирования, принципа максимума, теории игр.

Оптимизационные модели на основе теории игр строятся на базе вероятностных методов математического описания, таких как классическая теория вероятностей и метод Монте-Карло.

Метод выработки оптимального решения в условиях конкретной ситуации – это теория игр (её слабое выражение в виде минимакса). Следует всегда помнить, что при моделировании методом теории игр всегда учитывается противодействие.

После такого введения остановился на конкретных примерах моделирования тех задач, с которыми мы познакомились непосредственно на естественных факультетах КГУ, и результаты решения которых для нас оказались непонятными или такими, которые противоречат здравому смыслу. Лекция продолжалась более двух часов и столько же времени заняли ответы на возникшие у аудитории вопросы.

16.06.1984 г. Прибыли в КГУ для беглого ознакомления с результатами исследований химического и биолого-почвенного факультетов. Судя по тем вопросам, которые задавали мне после лекции представители этих факультетов, серьёзных результатов ожидать было невозможно. Выяснилось, что все работы, которые они выполняют, инициируются на факультетах математики и кибернетики или физическом – они лишь участвуют. Всё, что мы увидели на тех факультетах, сделано в значительной мере при их участии, о чём там скромно промолчали.

Далее направились в Институт геофизики и геологии АН МССР. Из наиболее значимых результатов исследований можно отметить методику определения по изменению химического состава грунтовых вод возможности землетрясений и вероятности их возникновения по времени, методику получения продольных волн в грунте и определения их параметров в процессе геологоразведки, методику и средство дистанционного определения состава грунта и возможного поведения при данном составе грунта сооружений при сейсмических колебаниях почвы; экспериментальный образец сейсмической станции, определяющей как глубину, так и координаты взрыва.

Большую практическую значимость имеют разработанные в институте новые виды минерального сырья – получен волостенит с очень хорошими диэлектрическими свойствами и удельным весом 2,8 г/см3. Установлено, что бурение по карстовым пустотам крайне неэффективно – при больших затратах выгоды близки к нулю.

Для ВМФ, по-видимому, будет представлять интерес и составленная институтом карта естественных колебаний морского дна Тихого и Атлантического океанов. Однако к ней надо относиться весьма осторожно, и требуется её капитальная проверка с целью возможного уточнения силами институтов океанологического профиля ДВНЦ АН СССР.

17.06.1984 г. Прибыли в Институт прикладной физики АН МССР. Среди полученных институтом результатов можно отметить, хотя и не выдающиеся, но полезные разработки, такие, например, как интегральный газонаполненный приёмник ИК-излучений, выполненный на основе термоэлектрического соединения BiSb, принимающий ИК-сигналы во всём диапазоне длин волн, но, к сожалению, имеющий малую чувствительность; высокочувствительный селективный ИК-датчик, работающий в диапазоне 3-5 мкм; импульсный синхронный детектор для выделения слабых, редко повторяющихся сигналов наносекундной длительности на фоне случайных помех (от 5 до 100 000 наносекунд); трёхкаскадный электрохолодильник, выполненный на BiSb, обеспечивающий температуру охлаждения до –120°С, при использовании которого можно обходиться без жидкого азота (потребляемая мощность 2 Вт, максимальная величина тока 1,7 А, постоянный ток); халькогенидные стеклообразные полупроводники, которые целесообразно использовать в качестве элементов памяти, коммутирующих элементов для лазерных систем связи и для создания экономичных высоконадёжных носителей электрофотографической информации; дозиметры ультрафиолетового облучения, работающие в диапазоне длин волн от 250 до 420 мкм, приёмники излучения которых выполнены на кристаллах типа CdGa2S4, обладающих высокой радиационной и термической стойкостью (чувствительность 10-4 Вт/см2, темновое сопротивление 1010 Ом, пороговая интенсивность 10-9 Вт/см2, максимум сигнала на длине волны, равной 340 мкм); пластина из As2Se для контактного определения площади листа при изучении роста растений.

Закончили осмотр оборудования института и поехали на вокзал. В поезде же составили и проект справки-доклада по результатам командировки на имя заместителя министра обороны СССР Шабанова В.М.

После отработки отчёта о посещении институтов АН МССР и упомянутых выше республиканских вузов занимался более полугода плановыми исследованиями и интенсивно участвовал в работе диссертационных советов.

30.01.1985 г. Состоялось заседание диссертационного совета при 46 ЦНИИ МО СССР, на котором были рассмотрены итоги проверки деятельности совета комиссией Госинспекции ВАКа под председательством Пуляева А.И. Пользуясь случаем, я выразил ему свою просьбу о том, чтобы меня освободили от работы хотя бы в двух советах из пяти, в которых я сейчас вынужден работать, поскольку мне по долгу службы часто приходится бывать в командировках и скоро не останется времени для основной моей деятельности, за которую я получаю денежное содержание.

Пуляев А.И. заявил, что если я по приказу ВАКа «в порядке исключения» включён в состав пяти советов, то должен работать во всех. А далее добавил: «Это не прихоть Президиума ВАКа, а настоятельная необходимость – иначе Вашу кандидатуру не стали бы рассматривать персонально. Тем не менее, о Вашей просьбе я доложу руководству ВАКа». Через два месяца меня вывели, наконец-то, из двух советов (при 13 ГосНИИ ЭРАТ ВВС и при 1-м НИИ ЦПК им. Ю.А. Гагарина). В остальных – ещё долго пришлось работать.

Много времени отнимала работа по приёму экзаменов кандидатского минимума по специальности, на которые я почему-то неизменно назначался председателем комиссии. Эта работа выполнялась мною в «антрактах» между командировками. Отвлекали от дела также и указания командования о приёме к защите диссертаций, которые со стороны специалистов не выдерживали критики. Например, со стороны начальника института генерала Пенчукова И.М. поступила 25.03.1985 г. команда об ускорении процесса приёма к защите докторской диссертации Ананяна М.А., которая уже дважды рассматривалась на одной из секций научно-технического совета и замечания по которой до сих пор не были устранены. В частности, на секции было отмечено, что в данной диссертации, представленной в форме научного доклада, нет чётко сформулированной научно-технической проблемы, которая решена диссертантом, не отражён научный вклад (и ни одной формулы на плакатах), выносимые на защиту результаты записаны «шаром» – из них не видно сути. Заключение не в полной мере соответствует докладу, не представлены сами работы, перечисленные в докладе, не подготовлен список для рассылки доклада, не определена головная организация и оппоненты. Профессор Кондратенко Г.С. как основной эксперт по диссертации указал в своём выступлении: «Здесь нет науки!!!». Его полностью поддержал и второй эксперт профессор Бахарев В.М.

После моего доклада о мнении членов экспертной группы по представленным Ананяном М.А. материалам Пенчуков И.М. попросил: «как-то помочь ему надо – вроде бы мужик-то он неплохой!». Я отметил, что Ананян М.А. мне тоже представляется неплохим мужиком, но из представленных им материалов сделать диссертацию невозможно! На этом инцидент был исчерпан… Но далеко не всегда так получалось, когда просьбы исходили от самого высокого начальства. Тогда за кого-то приходилось делать диссертации с «нуля». Примером этого могут служить докторские диссертации Рогозина О.К. и начальника главного штаба РВСН.

Первому я вынужден был даже формулы вписывать в автореферат и в саму диссертацию своей рукой, разрабатывать все включённые в диссертацию математические модели и алгоритмы. При защите последнего я вынужден был выступить с довольно резкими негативными оценками, поскольку те, кто писал ему диссертацию, проявили удивительную небрежность и элементарную математическую неграмотность. В ответ на мою критику председательствовавший на заседании генерал Фунтиков А.Г. с улыбкой заметил, что «это Георгий Петрович шутит. Высокому руководству и не положено представлять такие работы, которые бы были выполнены на уровне научных корифеев и академиков».

В «антракте» между предыдущей и последующей командировками удалось закончить работу над отчётом о КНИР, по которой я был ответственным исполнителем; по трём диссертациям выступить в качестве оппонента; подготовить по результатам исследований две научно-технические статьи и довести «до ума» монографию «Безопасность функционирования автоматизированных объектов».

Но «кабинетной наукой» пришлось заниматься менее девяти месяцев.

По указанию заместителя министра обороны по вооружению с 19.03.1985 по 24.03.1985 г. я должен был знакомиться с работой институтов Западно-Сибирского филиала СО АН СССР, Томского государственного университета и двух институтов Минобразования СССР (ТПИ и ТИАСУР). При прилёте в Томск сразу же встретился с директором Филиала член-корреспондентом АН СССР Зуевым В.Е., который коротко доложил о том, что в филиале всего 4 института и рекомендовал их посещение в определённой последовательности, начиная с того института, в котором он был директором (Институт оптики атмосферы). В интересах всех институтов Филиала создано отделение автоматизации научных исследований, оснащённое ЦВМ типа БЭСМ-6, ЕС-1055 и СМ-4.

Институт оптики атмосферы создан в 1969 г., всего по штату 900 человек, из них 180 научных сотрудников, в том числе 11 докторов наук и 100 кандидатов. Институту придано СКБ численностью около 850 человек (рабочих – 300, разработчиков – 200, конструкторов – 70 и остальные – обслуживающий персонал). Производственная площадь – 13 000 м2.

После ознакомления с результатами исследований по прохождению мощного лазерного излучения через атмосферу, по адаптивой оптике, влиянию компонент газа на прохождение луча во всём оптическом диапазоне длин волн, проанализировал результаты оптического зондирования атмосферы и использование лидаров на полигонах. Затем акцентировал внимание на том, что сделано институтом по квантовой электронике, лазерам на парах металла (меди), по изучению оптической рефракции и прохождению луча в условиях морской атмосферы, по лазерной навигации и передаче излучений по линии «космос – Земля». Существенное внимание пришлось уделить оптике турбулентности и вопросам оперативного прогноза состояния атмосферы.

Основные направления исследований, работы института и их результаты, заслуживающие особого внимания:

комплекс моделей, алгоритмов и машинных программ для оценки влияния на лазерный пучок различных атмосферных параметров, в том числе и турбулентности; работы по адаптивной оптике; методы и средства лазерного зондирования атмосферы, позволяющие фиксировать градиенты температур 3-5°С с точностью 0,05°С и скорость воздушной массы с точностью 0,3 м/с с пространственным разрешением 10-20 м; перестраиваемый лазер с накачкой от люминофора, возбуждаемого пучком электронов.

20.03.1985 г. Посетил Институт химии нефти (директор Большаков Г.Ф.). По штату в нем состоит 330 человек, из них около 100 научных сотрудников. Данный институт является головным по анализу нефти, здесь создан банк по ее химическому составу. Хотя в нефти более 3 000 000 различных веществ, но анализ продуктов её крекинга пока осуществляется всего по 26 параметрам. Ведутся работы по созданию приборов для контроля отдельных параметров анализа топлив (вязкость, плотность, химический состав и т.д.) и автоматизированных средств анализа. Большое внимание уделяется проблеме повышения нефтеотдачи пластов и вопросам получения моторных топлив и масел из метанола и газового конденсата с помощью подвижных крекинг-установок, монтируемых на танковом шасси с широкими резиновыми траками для прохода к скважинам фонтанирующего газового конденсата в условиях тундры. Однако получаемый на таких установках бензин пока в 2,5 раза дороже, чем тот, что производится на стационарных крекинг-установках нефтеперерабатывающих заводов.

Заслуживают внимания созданные в институте экологически чистые поверхностно активные вещества (ПАВ); загуститель жидких топлив и масел, введение которого в бак (в количестве 0,5% от объёма находящейся в баке жидкости) приводит их к загустеванию через 20 минут; присадка для снижения гидродинамического сопротивления жидкостей при их перекачке по трубопроводам, позволяющая на 40% увеличить производительность трубопроводного транспорта; паста для снижения гидродинамического сопротивления торпед и ракет, стартующих из подводного положения, и выдавливаемая при их запуске в районе головного обтекателя.

К сожалению, в институте большой объём работ ведётся по нетрадиционной для него тематике, по которой более успешно работают отраслевые институты соответствующего профиля. Например, делается попытка создания жидких и пастообразных метательных веществ для увеличения начальной скорости метания боеприпасов и кумулятивных снарядов, позволяющих повысить бронепробиваемость. Ведутся исследования по ультрадисперсным порошкам, получаемым методом электровзрыва тонких проволочек в атмосфере аргона при подаче на них напряжения 30 кВ и т.д. Все эти работы никакого отношения к профилю института не имеют и поэтому выполняются на дилетантском уровне.

По-видимому, руководство института ищет выигрышные темы, чтобы показать бурную деятельность. Не случайно директор института на встречу со мной не пригласил никого из своих ведущих специалистов, и ознакомление с работами института свёл к своему собственному докладу в своём кабинете. Вёл себя непринуждённо, речь хорошо поставлена. Однако по ответам на конкретные вопросы показал себя больше как обычный хозяйственник, а не специалист, имеющий учёную степень доктора химических наук и претендующий на звание член-корреспондента АН СССР. В разговоре проскальзывали нотки самодовольства, элементы любования самим собой.

21.03.1985 г. Прибыл в Институт сильноточной электроники (директор академик Месяц Г.А.). Институт создан в 1977 году, всего 400 сотрудников, из них 1 академик АН СССР, 10 докторов технических наук, 32 кандидата технических и физико-математических наук. В составе института 8 научных отделов: импульсной техники; электронных и ионных пучков; высоких плотностей энергии; газовых лазеров; плазменной эмиссионной электроники; теоретический; физической электроники; комплексный отдел.

На институт возложены следующие основные задачи:

  • эмиссия и формирование интенсивных потоков заряженных частиц;
  • формирование сильноточных высоковольтных импульсов и генерирование мощного электромагнитного излучения;
  • исследование газоразрядной плазмы;
  • технологические применения сильноточной электроники.

Институт большое внимание уделяет созданию конкретных экспериментальных образцов техники. В частности, заслуживают внимания:

  • малые лазеры на СО2 мощностью от 100 Вт до 1 кВт и частотой до 1000 Гц для лазерных дальномеров;
  • эксимерные лазеры с рабочей смесью ArXeCl2 (на 5 Дж, частота 5 Гц) для накачки лазеров на красителях;
  • СВЧ источник-излучатель на конденсаторах мощностью 10 ГВт, позволяющий при питании 2,5 МДж получить в импульсе 50 кДж;
  • модуль ускорителя на 300 кДж;
  • плазменные ключи, обрывающие ток величиной в 500 кА за время, не превышающее 100 мкс;
  • малогабаритные ускорители на 150, 220 и 500 кэВ.

21.03.1985 г. Посетил Институт физики прочности и материаловедения (директор – чл.-кор. АН СССР Панин В.Е.). Всего в институте 135 сотрудников. Кроме того, при институте имеется Межотраслевая лаборатория Минпромстроя СССР в составе 25 сотрудников. Структурно институт состоит из четырёх научных лабораторий, возглавляемых докторами технических наук, группы порошковых материалов, конструкторской группы и технической службы.

Основная задача института состоит в создании новых высокопрочных материалов и упрочняющих технологий для материалов, используемых в оборонной промышленности и специальном строительстве.

Среди теоретических разработок института обращает на себя внимание вихревая теория прочности конструкционных материалов (в том числе бронесталей). Она может дать не только новые представления о механизме разрушения преграды и снаряда, но и позволит выработать новые критерии поражения. С практической точки зрения представляются весьма полезными разработанные в институте методики по конструктивным расчётам поведения материалов под воздействием различных факторов внешней среды (расчёт ведётся на уровне электронов).

Для оборонных отраслей промышленности могут представлять интерес такие разработки института:

  • композиты на основе никелевых сплавов, армированных высокопрочным волокном с присадком алюминия (волокно составляет 40% от общего объёма, материал имеет высокую прочность и термоустойчивость при температуре 900°С);
  • материалы на основе карбида кремния с высокой термодинамической и термохимической стойкостью (30 кДж на моль и 105-107 Вт/см2);
  • алюминиевый сплав, полученный на основе порошковой металлургии, имеющий пористость 40-60% и выдерживающий температуру до 1200°С;
  • композит на основе алюминия и бора, обеспечивающий защиту от нейтронного воздействия;
  • технология переработки отходов быстрорежущих сталей в порошок и формирования из последнего заготовок для режущего инструмента;
  • технологии нанесения газотермических, лазерных и плазмохимических покрытий конструкционных материалов при одновременной активации подложки вместе с нанесением покрытия;
  • технология ионно-плазменного покрытия, позволяющего в 10 и более раз повысить долговечность изделий, работающих на трение;
  • композит на основе рения, вольфрама и других тугоплавких материалов для покрытия оптических зеркал резонаторов в силовых лазерах;
  • алмазоподобные покрытия на оптику, устойчивые к воздействию лазеров, функционирующих в широком диапазоне длин волн.

22.03.1985 г. Прибыл в Томский политехнический институт (директор – чл.-кор. АН СССР Диденко А.Н.). В состав данного института входят физико-технический факультет и три института: Институт электронной интроскопии, Институт высоких напряжений и Институт ядерной физики. На факультете и в каждом из упомянутых институтов на постоянной основе работают примерно по 400 сотрудников, располагаемых в большом количестве помещений, занимающих целый квартал.

На физико-техническом факультете ТПИ ряд разработок заслуживает серьёзного внимания со стороны Минобороны СССР и оборонных отраслей промышленности. К ним можно отнести:

  • порошковые металлические смеси на основе алюминия и никеля с присадкой из циркония, благодаря поджигу которых удаётся восстановить активную зону и подпятники атомного реактора (замена графита);
  • использование малых доз облучения поверхности материала для повышения его прочности, уменьшения дефектов на глубину нескольких сантиметров, обнаружения потенциально ненадёжных элементов за счёт появления структурных изменений в металле;
  • технологию облучения композиционных материалов в малых дозах, позволяющую повысить их износостойкость в 2-3 раза, улучшить упругие свойства и увеличить сопротивление материалов на растяжение и сжатие;
  • метод снятия статических зарядов с поверхности путём нанесения на неё проводящего слоя или формирования такого слоя за счёт облучения этой поверхности ионами кислорода и последующего его заземления для стекания заряда;
  • технологию восстановления печатных плат, основанную на облучении места, где нарушен проводящий слой (фольга); после облучения на этом месте хорошо припаивается металлический проводящий слой;
  • капсюль-детонатор на азиде свинца, инициирование которого осуществляется световым пучком через волоконный световод от малогабаритного лазера весом менее 1 кг;
  • микро-ГЭС на мощности от 1 до 10 кВт для использования на горных реках (гидроузел с турбиной и генератором монтируется на тележке, которая может свободно помещаться в набегающем потоке воды);
  • метод определения прочности оргстекла, основанный на том, что при давлении на него оно начинает излучать импульсы длиной от одной до нескольких миллисекунд (чем меньше импульсов, тем прочнее материал – по обычному оргстеклу формируется при одном нажатии на него 15-18 импульсов, что соответствует нагрузке в 120-130 кг/см2);
  • фазовращатели на λ=10 см, выполненные в виде ферритовых стержней длиной около 6 см с прямоугольным сечением 15×8 мм со щелью по центру примерно 2×10 мм; облучение 30 мин, 2 МэВ, средний ток 200 мкА, длительность 200 микросекунд, частота 10-50 Гц;
  • высокочувствительный анализатор состава газа, функционирующий в инфракрасном диапазоне длин волн;
  • система автоматизированного контроля состояния здоровья человека с проведением микроанализа за 1 мин.

Институт электронной интроскопии разрабатывает средства и совершенствует методы радиационного контроля мощных силовых конструкций, оценки качества покрытий, выполнения плотно- и толщинометрии с использованием нейтронных облучателей с энергией, изменяемой в пределах от 10 кэВ до 50 МэВ.

Среди разработок института заслуживают внимание:

  • установка с энергией облучения 6 МэВ для обнаружения различных дефектов в строительных конструкциях, выполненных из бетона и стали толщиной до 1000 мм и 250 мм, соответственно (непроварка швов, инородные включения, раковины, трещины и т.д.);
  • нейтронный облучатель для обнаружения противотанковых и пехотных мин;
  • тепловые методы обнаружения боеприпасов в различном грунте и водной среде;
  • портативная электромагнитная система обнаружения на теле человека и животных металлических предметов.

Институт высоких напряжений проводит исследования по электрофизике и разрабатывает высоковольтные импульсные источники питания. В институте создан электроразрядный СО2 — лазер на 2,5 кДж. Разрабатываются лазеры такого типа на 5 и 10 кДж., а также взрывные размыкатели тока на 500 А и более.

Заслуживает внимания реализуемая в институте технология получения мелкодисперсного металлического порошка с энергией в 10 раз большей, чем та энергия, которой обладает вещество проволочки, используемой в качестве исходного материала при электровзрыве. Получаемый по данной технологии порошок используется в ВИАМе для изготовления радиопоглощающих покрытий. Порошок получается в виде шариков из аморфного металла диаметром от долей микрона до микрона. Производительность получения порошка 1 кг/ч. На институт возложена задача по производству порошка в год до 2000 кг. Покрытие из данного порошка имеет хорошее поглощение энергии в сантиметровом диапазоне длин волн и в диапазоне ИК-излучений.

Институт ядерной физики изучает возможности использования нейтрино для обеспечения дальней связи и проблемы получения узконаправленного излучения для накачки рентгеновских лазеров. Особое внимание уделяется проблеме селекции ядерных боеголовок, созданию терморегулирующих покрытий–имитаторов воздействия на облучаемую поверхность рентгеновского и других видов излучения, а также методик ускоренных испытаний.

23.03.1985 г. Начал работу в исследовательских институтах при Томском государственном университете: НИИ проблем механики и машиностроения (НИИ ПММ), Сибирском физико-техническом институте (СибФТИ). В первом из них трудятся 750 штатных сотрудников, из которых 12 докторов и 130 кандидатов технических наук, а во втором – около 1200 сотрудников, среди которых – 17 докторов и 210 кандидатов технических и физико-математических наук.

Из работ, выполняемых НИИ ПММ, наибольшего внимания заслуживают экспериментальные исследования по электромагнитному разгону малых масс (электромагнитная пушка) с использованием накопителя на 1 МДж. Однако данная работа уже год не финансируется и пока держится лишь на энтузиастах. Руководитель данной работы, он же и директор института, Колмаков А.Д., просил оповестить об этом начальника вооружения МО СССР, что я и сделал при прибытии в Москву.

В СибФТИ (директор Кабанов М.В.) основное внимание сосредоточено на изучении особенностей распространения радиоволн в различных средах, в том числе в тропосфере и в условиях крупного города; на уточнении модели ионосферы и процесса распространения в ней радиоволн различного диапазона, на вопросах пеленгования источников излучения. Существенное внимание уделяется вопросам распространения высокоэнергетического лазерного излучения над поверхностью моря и созданию малогабаритных антенн с фазированной решёткой.

Большой объём работ выполняется по созданию РЛС-карт местности, сопряжённых с топографическими картами последней. Ведутся работы по материаловедению (материалы с памятью формы и заданными свойствами, полупроводники сложного состава и др.).

Заслуживают внимания следующие разработки института:

  • используемый в хирургии сплав с памятью, созданный на основе никелита титана (Ni Ti). Из него изготавливается большое количество различных скоб и зажимов;
  • прорастающие костью пористые материалы, которые позволяют наращивать кости, например, в челюсти, когда все зубы потеряны и не на что надевать протезы;
  • броневой материал на основе металлокерамики с удельным весом 3,8 г/см3, что в 2,5-3 раза меньше удельного веса выпускаемых серийно броневых материалов;
  • оболочки кабелей, вес которых уменьшен на 20% за счёт того, что в сплав теллура и сурьмы вместо свинца включено 0,2-0,3% олова;
  • технология облучения электронным пучком серебряной плёнки, которая диффундирует в кристалл КРТ и делает его более стабильным в работе;
  • технология определения по магнитным полям Земли критических частот от 1 до 20 МГц и установления по возмущению в тропосфере источника таких возмущений, как естественного, так и искусственного происхождения;
  • безгистерезисные датчики давления, рассчитанные на диапазон от 1 до 3000 бар с погрешностью, не превышающей 5%, и порогом чувствительности – 1 бар.

Практическое применение могут найти созданные в институте тройные соединения типа А2В4С5, позволяющие перестраивать частоту мощных лазеров и типа ZnGeP2, обладающие высокой лучевой стойкостью.

24.03.1985 г. Прибыл в Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники (ТИАСУР) (ректор – Пустынский И.Н.). Институт образован в 1962 г., обучается 4800 студентов. Постоянный состав 2000 человек, из них 16 докторов и 220 кандидатов наук. В составе данного института функционирует Научно-исследовательский институт автоматики и электромеханики (директор Тарасенко В.П.), с работами которого мне велено было разобраться подробно. В ценах 1985 г. данный НИИ выполнял работы по госбюджету на 1 млн руб. и по договорам – на 8 млн руб. По штату в НИИ всего около 600 сотрудников, подавляющее большинство которых занято на экспериментальном производстве. Имеется небольшое конструкторском бюро (30 человек).

Среди работ, выполненных в НИИ, заслуживают внимания:

  • РЛС с поляризацией, использование которой позволяет повысить вероятность селекции цели в 4 раза по сравнению с обычными РЛС, находящимися на вооружении ПВО страны;
  • имитаторы космических условий и средства их поверки в процессе эксплуатации;
  • трёхфазные системы электропитания на базе статических преобразователей в микроэлектронном исполнении для привода гироскопов;
  • прецизионные приводы постоянного тока от бортовой ЦВМ для лазера и от наземного вычислительного комплекса для лидаров;
  • практические рекомендации по использованию тропосферных каналов для дальней связи и принципам построения АСУ на основе вычислительного центра коллективного пользования.

Вечером после 20.00 вылетел в Москву.

Впечатления о руководящем составе Западно-Сибирского филиала СО АН СССР.

По-видимому, с возрастом я становлюсь невыносимым душекопателем. А может быть подбор руководителей в институтах АН СССР осуществляется так, что в основу («во главу угла») кладётся умение руководителя держаться уверенно на трибуне и сверхуверенно докладывать руководству о результатах желаемых как об уже полученных?! Во всяком случае после разговоров с Большаковым Г.Ф. (Институт химии нефти) и Месяцем Г.А. (Институт сильноточной электроники) мнение складывается именно такое… Правда, Месяц Г.А., при его мощной нахрапистости ощущается и как хороший специалист, знаток своего дела. По его высказываниям можно понять, что он для достижения своих целей (сугубо личных, в том числе) может пойти на склоку и интриги, на стравливание неугодных ему лиц и натравливание одних на других. По-видимому, с ним работать тяжело – много эмоций и категоричных суждений о деятельности других, в частности, о Лидаренко Н.С. (его оценка, правда, не расходится с моей относительно деятельности последнего).

К сожалению, у Месяца Г.А. проскальзывают элементы неуважительного отношения ко всем «конкурентам» – он их просто не видит и не признаёт. В его поведении чётко просматриваются элементы эгоцентризма, неуёмное желание «подмять» под себя всех, кто в той или иной мере соприкасается в Томске с его тематикой. Не исключено, что в ущерб делу он пойдёт на то, чтобы «показать» своё превосходство над Зуевым В.Е. с целью занятия места председателя Президиума Западно-Сибирского филиала СО АН СССР или переезда в Москву в качестве вице-президента АН СССР.

Из бесед с Месяцем Г.А. вытекает, что практически все мало-мальские результаты, которые докладывались нам в Институте оптики атмосферы, в других организациях Томска, получены Институтом сильноточной электроники с участием некоторых сотрудников, перешедших из возглавляемого им института в другие организации. Это производит неприятное впечатление – такое ощущение, что в Томске отсутствует единое руководство и никто координацией однотипных работ не занимается… В результате исследования одного плана ведутся в нескольких организациях, каждая из которых ведёт их сугубо автономно, и каждый думает, что он главный и его «второстепенные всякие» пытаются ограбить. Такое положение дел вытекает из примеров маломощных лазеров на парах меди с электронной накачкой от маломощного малогабаритного ускорителя и из примеров получения мелкодисперсных порошков методом электровзрыва. На последнюю технологию претендуют аж четыре института, а она, кстати сказать, разработана ВИЛСом ещё 10 лет назад.

Директор Института физики прочности и материаловедения чл.-кор. АН СССР Панин В.Е. производит впечатление человека увлеченного, дельного, смотрящего в корень и видящего главное. Считает, что вопросы бронепробивания надо решать на основе принципов синергетики, что только такие принципы позволят по-новому взглянуть на проблему создания новых бронематериалов и обеспечения эффективной бронезащиты. Директор Института оптики атмосферы академик АН СССР Зуев В.Е. заслуживает самой высокой похвалы: человек дела, прекрасный организатор науки и отличный учёный, в котором удачно сочетаются неординарный психолог и хозяйственник. Его и мои взгляды на деятельность Месяца Г.А. и Большакова Г.Ф. практически совпали.

22.03.1985 г. состоялась двухчасовая беседа с первым секретарём Томского обкома КПСС Мельниковым А.Г., на которой присутствовал и заведующий отделом науки и учебных заведений обкома Кириллов Н.П. Первый произвёл на меня хорошее впечатление, а второй здорово смахивает на приспособленца, который своего мнения не имеет, а лишь пытается угадать мысли «хозяина».

Почему-то с их стороны было выражено повышенное внимание к Большакову Г.Ф. Пришлось отвечать на вопросы, связанные с прямой оценкой того, что докладывалось им по работам вверенного ему Института. От оценки Большакова Г.Ф. как личности и руководителя научного коллектива я отказался со ссылкой на то, что имел с ним слишком кратковременный контакт. Однако высказался отрицательно по ряду предложений Большакова Г.Ф. и сказал, что если они хотят внедрить «жидкий порох», то для этого необходимо сделать конкретный экспериментальный образец оружия. Только в этом случае можно, по моему убеждению, «сломить» конструкторов и промышленность в целом, поскольку предложения по такого рода «порохам» уже давно витают в воздухе и исходят из разных организаций, а за конкретную экспериментальную проверку на конкретном же образце оружия никто не берётся. Пусть попробует довести это дело до логического конца!

Почему-то на защиту и выгораживание Большакова Г.Ф. встал Кириллов Н.П. – видимо, тот сформировал положительное мнение о себе у первого секретаря обкома и Кириллову данное мнение было известно… Удивляет то обстоятельство, что Мельников А.Г. после моей беседы с ним заявил Зуеву В.Е. о моём, якобы, положительном мнении о Большакове Г.Ф. как учёном и руководителе научного коллектива… Зуев В.Е. сделал, естественно, вывод о моём двуличии, поскольку я ему перед этим говорил совсем другое. Зачем Мельникову А.Г. понадобилась явная ложь?!

О том, что Зуев поверил Мельникову, говорило его охладевшее ко мне отношение, что было невольно продемонстрировано на небольшом ужине, устроенном Береговым Г.Т. и мною в малой комнате кафе Дома космонавтов в Звёздном городке, когда он в конце 1985-го прибыл в Москву.

Продолжение следует

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика