Отечественная воздушная оборона на русско-германском фронте в ходе кампании 1916 года

А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
К 100-летию окончания Первой мировой войны

По оперативным сводкам Штаба Верховного Главнокомандующего

Продолжение, начало – в №3-2019

К середине лета 1916 г. противник ударами с воздуха стремился парализовать транспортные перевозки в прифронтовой полосе действующей русской армии. 10 июля г. Молодечно вновь подвергся групповому налету со стороны германской авиации (15 самолетов). На город и железнодорожную станцию было сброшено 40 бомб. В результате налета уничтожен склад с фуражом1.

В более тяжелом положении оказался наш санитарный обоз в районе деревни Ивановки (севернее н/п Кашовка). Он попал под бомбардировку двух неприятельских воздушных эскадрилий. В результате на обоз, формально защищенный Российским Обществом Красного Креста, было сброшено до 70 авиабомб, ранив двух сестер милосердия и уполномоченного чиновника2. Потери германской авиации составили один самолет (из состава 35-го авиаотряда), сбитый зенитным огнем в районе Шубинского канала (восточнее от слияния рек Березина и Нейман). При посадке его экипаж был пленен русскими войсками, летательный аппарат полностью сгорел3.

11 июля воздушному налету немецких аэропланов подверглась ст. Замирье (на железнодорожной ветке Минск – Барановичи), на которую было сброшено 66 бомб4.

На следующий день германская авиация вновь атаковала ст. Замирье, а также г. Несвиж, уничтожив при этом несколько деревянных строений5. На другой день в тылу наших войск отмечено появление сразу несколько неприятельских эскадрилий, которые подвергли бомбоштурмовому удару отдельные военные объекты.

Заметно активизировала свою деятельность на Кавказском фронте турецкая авиация. 19 июня (1 июля) противник провел воздушную разведку ранее захваченной нашими войсками стратегически важной турецкой крепости Эрзерум6.

В полосе Западного фронта немецкие летчики осуществили бомбардировку м. Полонечки (северо-восточнее Барановичей), сбросив на выбранные цели до 70 бомб. Объектом нападения неприятельской авиации также стали г. Луцк и ст. Киверцы (северо-восточнее Луцка)7.

Одновременно в приморских районах Северного фронта противник усилил воздушную группировку своих морских сил на Балтике. Вечером 25 июля цеппелин, появившийся в устье Финского залива и на южной границе Або-Аландских шхер, атаковал стоявшие возле берега наши морские суда, сбросив на них (без причинения особого ущерба) 15 бомб. Обстрелянный русскими батареями неприятельский дирижабль удалился в южном направлении8.

В этот же день восемь германских гидроаэропланов (воздушная база – оз. Ангерн, Латвия) с наступлением темноты совершили налет на Церельскую воздушную станцию (Моонзундские острова). В ходе бомбардировки на объект было сброшено 100 авиабомб. Поднявшиеся на перехват противника два наших гидросамолета незамедлительно вступили в бой и сумели поджечь один из немецких летательный аппаратов9. Через три дня противник повторил свой налет, причинив незначительные повреждения воздушной станции.

Утром 31 июля морская авиация противника (4 аппарата) предприняла очередной налет на главный порт Балтийского флота – г. Ревель. Его результат оказался незначительным: отдельные очаги пожаров и один человек убитым. Позднее выяснилось, что в день налета в 50 милях от о. Даго была замечена большая германская эскадра, включавшая в себя «авиаматку». Зенитные батареи успели лишь вдогонку открыть огонь по вражеским гидроаэропланам. Попытался обстрелять непрошеных гостей из пулеметов один из наших кораблей, но безуспешно.

Тем временем в ходе кампании 1916 г. основные события развернулись в полосе Юго-Западного фронта. Еще весной Ставка ВГК, в соответствии с решением конференции держав Антанты в Шантийи (март 1916 г.), наметила масштабное летнее наступление на всем русско-германском фронте. Однако в связи с тяжелым поражением итальянских войск в районе Трентино и обращением союзных держав к России об изменении сроков начала общего наступления, Ставка вынуждена была скорректировать первоначальный план наступательной операции, определив направление главного удара в полосе Юго-Западного фронта.

С целью организации воздушной разведки будущего театра операции с русской стороны было задействовано до 100 разнотипных самолетов фронта, что позволило осуществить практически полную рекогносцировку вражеских позиций10. До 26 июня авиация фронта совершила 798 самолетовылетов, решая различные задачи, в том числе перехват самолетов противника.

Несмотря на численное превосходство австро-германских войск (в том числе в воздухе), 4 июня армии Юго-Западного фронта начали так называемый Луцкий (Брусиловский) прорыв. Продвижение русских войск в западном направлении в определенной степени ограничивалось действиями неприятельской авиации. Например, в полосе фронта русской 9-й армии соотношение воздушных сил составляло примерно 1:1,1–1,4 в пользу противника11, сосредоточившего основные свои силы на южном участке нашего фронта.

Воздушное противостояние в ходе Луцкого прорыва требовало массированного применения авиации на основных операционных направлениях. Германское командование, в срочном порядке перебросившее с Западноевропейского театра войны (из-под Вердена) в Восточную Галицию дополнительные авиационные подразделения, сумело сосредоточить в районе г. Ковель до 100 летательных аппаратов бомбардировочного типа. Прибывшие на Восточный фронт немецкие летчики были обучены совместным действиям в едином строю и предназначались для массированных бомбовых атак наземных объектов. Для русского командования появление такого «ударного воздушного кулака» оказалось полной неожиданностью. За считанные дни противник добился полного превосходства в воздухе, подавив противостоявшую ему на этом участке фронта малочисленную русскую авиацию. В течение нескольких недель, оказавшись на острие германского удара, погибло или было ранено несколько летчиков (в т. ч. Э.В. Пульпе и Шарапов, 8-й ИАО12).

Позднее лейтенант французской армии Пульпе в районе д. Рожице вступил в неравный бой с тремя неприятельскими самолетами, был сбит и погиб. За свой подвиг отважный летчик удостоен ордена Св. Георгия IV степени (посмертно)13.

Германские авиаторы буквально терроризировали тылы 8-й, Особой и 3-й армий ЮЗФ, в связи с чем их штабы обратились в Ставку ВГК с просьбой – «создать средства борьбы против активного наступления немцев с воздуха»14.

Заметно увеличилась численность зенитной артиллерии противника. В отдельные дни по каждому нашему самолету, действовавшему в неприятельском тылу, выпускалось до 200 снарядов15.

Например, при проведении 27 июня воздушной разведки в районе г. Тарнополь самолет военлета А.К. Петренко получил в результате зенитного обстрела 17 пробоин, а «Вуазен-IV» военлета поручика Мортирова, отвлекавший на себя огонь неприятельских зениток, в процессе фотографирования неприятельских позиций другими двумя самолетами-разведчиками – 90 пробоин16

Помимо завоевания господства в воздухе, авиация противника стремилась бомбовыми ударами парализовать работу крупных узловых железнодорожных станций ближнего русского тыла, являвшихся важными артериями пополнения действующей армии живой силой и военной техникой. В числе целей воздушного нападения был г. Луцк (транспортный узел), ранее отбитый у неприятеля войсками 8-й армии. Только за один налет 30 июня вражеская авиация сбросила на город и станцию до 30 авиабомб17.

В полосе самой армии немецкие истребители практически парализовали боевую работу нашей авиации. Почти все попытки русских летчиков достигнуть г. Ковель заканчивались сразу за линией фронта групповой атакой их со стороны неприятельских летательных аппаратов, численность которых колебалась, как правило, от пяти до восьми машин. В большинстве случаев нашим пилотам удавалось оторваться от преследования и на поврежденной в бою технике спускаться в расположение своих войск. При этом боевые потери нес и сам противник. 8 июня в ходе воздушного боя был сбит двухместный австро-венгерский самолет-разведчик типа «Ллойд Ц.II» (9-я авиационная рота). На свой счет его записал командир 7-го истребительного авиаотряда подпоручик И.А. Орлов, награжденный за этот подвиг золотым Георгиевским оружием. Следующей его жертвой стал самолет-разведчик типа «Авиатик В.III» (27-я авиационная рота), подбитый им (совместно со старшим унтер-офицером В.И. Янченко) 25 июня в районе д. Подгайцы18. При вынужденном приземлении австро-венгерский экипаж попал в плен19. За этот бой Янченко был удостоен солдатского Георгиевского креста I степени. К августу месяцу он стал полным Георгиевским кавалером, что в русской авиации было довольно редким явлением.

В этот же день в расположении русских войск севернее г. Луцк два германских аэроплана атаковали ряд военных объектов. Попытка австрийской стороны совершить похожие действия в районе Несвича (юго-западнее Луцка) стоила ей своего самолета, сбитого огнем нашей артиллерии. Раненые летчики взяты в плен. Ранее вблизи ст. Охотниково (Восточнее Сарн) русскими передовыми подразделениями был захвачен опустившийся германский аэроплан с пилотом и наблюдателем20.

Групповые действия разведывательных и бомбардировочных авиаотрядов противника в ближнем и глубоком тылу наших войск потребовали принятия соответствующих ответных мер. Решением Авиадарма в полосе 8-й армии началось формирование истребительной авиации (ИА). В состав 8-го авиационного дивизиона (обслуживавшего армию) были включены прибывшие на Юго-Западный фронт четыре летчика-офицера (из состава французской авиационной миссии) со своими самолетами-истребителями, а также придание 8-му авиаотряду истребительного звена (2 аппарата). Однако шесть истребителей в целом не могли решить проблему успешной борьбы в воздухе21. Для этого требовалось наращивать силы ИА не только в полосе ЮЗФ, но и всего русско-германского фронта.

4 июля великий князь Александр Михайлович представил в Ставку очередное обоснование о необходимости создания в действующей армии истребительной авиации и определил задачи, которые она должна решать. 20 июля был издан вышеупомянутый приказ начальника Штаба ВГК за № 918 об изменении штата корпусного отряда путем включения в него истребительного отделения двухсамолетного состава.

На Юго-Западном фронте в числе первых были сформированы 8-й и 10-й авиаотряды истребителей. Но этих мер было явно недостаточно, особенно против больших авиационных групп противника. Свое беспокойство создавшимся положением дел высказал 16 августа в обращении к Авиадарму главком армиями ЮЗФ генерал А.А. Брусилов: «Обладая по сравнению с немцами слабыми по количеству и качеству авиационными средствами, мы можем успешно бороться с неприятельской воздушной разведкой только при условии решительного сосредоточения воздушных сил на важнейшем операционном направлении, жертвуя направлениями второстепенными»22.

Великий князь Александр Михайлович с идеей Брусилова о массировании авиации согласился, но осуществлять «сосредоточение воздушных сил» предложил не изменением уже сложившейся организационной структуры авиаотрядов, а составлением из них группы23. Первоначально было принято решение сформировать специальную особую авиационную группу (ОАГ), что позволяло сконцентрировать «воздушные силы на важнейшем операционном направлении»24.

Для реализации этого решения в полосе ЮЗФ создана Особая боевая АГ (БАГ) (командир – штабс-капитан А.В. Залесский) с включением в ее состав 2, 4 и 19-го корпусных авиаотрядов, постепенно перевооружив их на самолеты истребительного типа. Авиагруппа за короткий срок сумела создать прочный воздушный заслон на одном из наиболее активных участков фронта и практически исключила налеты неприятельской авиации на крупный транспортный узел (г. Луцк). Только в сентябре 1916 г. летчиками группы было выполнено 88 боевых вылетов, проведено 40 воздушных боев, уничтожено два вражеских самолета25. В результате противник на луцком направлении лишился полного превосходства в воздухе и был вынужден ограничить свои полеты в указанном районе.

Деятельность Особой БАГ по завоеванию господства в воздухе регламентировалась специально разработанным документом – «Руководящими указаниями по организации и использованию авиационной группы Юго-Западного фронта», направленным 25 августа 1916 г. Авиадармом командиру группы26.

Для прикрытия г. Луцк также была временно откомандирована часть Отдельной батареи воздушной охраны Императорской резиденции в Царском Селе, поступившая в распоряжение инспектора артиллерии 8-й армии. Порядок боевого использования включенной в нее автомобильной полубатареи был определен в предписании начальника Управления Полевого генерал-инспектора артиллерии при ВГК от 19 июня 1916 г. за № 865. В нем, в частности, указывалось: «На фронте в течение шести недель со дня выступления по день возвращения офицерский состав батареи [распределяется] на три группы, каковым участвовать посменно, по две недели, для производства боевых стрельб по вражеским воздухоплавательным аппаратам»27.

Командиром 1-й группы был назначен поручик Г.В. Лясковский, 2 и 3-й групп – соответственно поручик Коряков и штабс-капитан Лупанов. При этом автомобильной батарее придавался взвод пулеметной команды, вооруженный двумя пулеметами. Общее руководство действиями этого зенитного подразделения на фронте осуществлял командир Отдельной батареи воздушной охраны Императорской резиденции в Царском Селе полковник В.Н. Мальцев28.

В состав 6 и 7-го ударных корпусов и отдельных частей 11-й армии были включены штатные зенитные подразделения29.

Всего в период с июня по август 1916 г. летчиками Юго-Западного фронта было совершено 1805 боевых вылетов общей продолжительностью 3147 часов. За время наступательной операции в воздушных боях было сбито 13 самолетов противника, наземными средствами огневого поражения – 3.

Полученный в ходе наступательной операции войск ЮЗФ боевой опыт использования авиации нашел свое отражение в проекте «Наставления по применению авиации в войне» (1916 г.). «Успех борьбы за господство в воздухе, – отмечалось в документе, – требует сосредоточения на важных участках фронта самолётов-истребителей в сильные боевые группы, способные на большое и длительное напряжение. Обеспечить господство в воздухе одновременно на всём нашем фронте невозможно, но можно достигнуть этого господства и сохранить его за собой в нужный момент на определённом участке фронта, сосредоточивая в одном пункте, и под общим начальством все самолёты-истребители армии и усиливая их, когда нужно, истребителями других армий»30.

Также в проекте Наставления предписывалось все вопросы организации воздушной обороны в рамках общевойсковых армий передать в ведение штабов последних с разработкой «общего плана воздушной обороны», определявшего взаимодействие между собой зенитных батарей, наблюдательных постов, воздухоплавательных частей и отрядов истребительной авиации армии31.

По сути, в 1916 г. в России началось организационное формирование войсковой воздушной (позднее – противовоздушной) обороны (на штатной основе). Уже к ноябрю в составе Юго-Западного фронта имелось 20 зенитных батарей (92 орудия)32 без учета временно привлекаемых для борьбы с воздушным противником других артиллерийских подразделений. Со своей стороны, противник задействовал в интересах воздушной обороны около 11% своей полевой артиллерии.


Примечания:
1 Русское слово. 1916. № 148.
2 Летопись войны. 1916. № 100 / Приложение «Официальный отдел». С. 176.
3 Русское слово. 1916. № 148.
4 Там же. № 149.
5 Там же. № 150.
6 Русский инвалид. 1916. № 163. С. 1.
7 Там же. № 175. С. 1.
8 Там же. № 188. С. 1.
9 Летопись войны. 1916. № 101. С. 1624.
10 Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914–1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г. М., 1941. С. 97.
11 Назин И., Барков И., Латышев А. Авиация в Брусиловском прорыве // Военно-исторический журнал. 1940. № 12. С. 111.
12 Летающие тузы. Российские асы Первой мировой войны. С. 75–76.
13 Авиаторы – кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов. С. 242.
14 Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910–1917 гг. СПб: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 472.
15 Рохмистров В.Г. Авиация Великой войны. С. 348.
16 Там же. С. 354.
17 Летопись Великой войны. 1916. № 100 / Приложение «Официальный отдел». С. 171.
18 Там же. 1916. № 97. С. 1560.
19 Куликов В. Боевой путь 7-го истребительного авиаотряда русской армии // Авиация, 2001. № 4(12). С. 23.
20 Русское слово. 1916. – 21 июня.
21 Рохмистров В.Г. Авиация Великой войны. С. 368.
22 РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 66–67. Л. 3, 156.
23 Елисеев С.П. Елисеев С.П. Развитие организационно-управленческих форм русской военной авиации (1910–1917 гг.). Ч. 2. С. 27.
24 РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 67. Л. 3, 156.
25 Там же. Ф. 2077. Оп. 1. Д. 17. Л. 180.
26 Там же. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 66–67. Л. 1.
27 Там же. Ф. 4184. Оп. 1. Д. 1. Л. 8–10.
28 Там же.
29 Боевое расписание армий Юго-Западного фронта на 4 июня 1916 г.
30 Наставление по применению авиации в войне (проект). Киев, 1916. С. 15–16.
31 Там же. С. 87.
32 РГВИА. Ф. 2011. Оп. 1. Д. 102. Л. 51–51об.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика