Отечественная воздушная оборона на русско-германском фронте в ходе кампании 1916 года. Начало

Германский аэростат
А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
К 100-летию окончания Первой мировой войны

К зиме 1915-1916 гг. вооруженная борьба на русско-германском фронте стала повсеместно приобретать позиционный характер.

Начало кампании 1916 г. характеризовалось преимущественно разведывательной деятельностью австро-германской авиации по оценке новых позиций русских войск. Она осуществлялась в условиях активного противоборства со стороны нашей артиллерии и воздушных сил. 19 января австро-венгерский аэроплан, производивший «разведку в районе Вишневца (восточнее Нового-Олексинца), вследствие порчи мотора, опустился на замерзшее озеро в нашем расположении. Прискакавшие к озеру русские части захватили аппарат и летчиков – двух молодых офицеров»1.

Через день возле ст. Вилейка (Белоруссия) огнем с земли был подбит и захвачен германский аэроплан2, возле н/п Збаража в воздухе сгорел аэростат противника. Его корзина упала в расположении наших войск3. В районе Верхняя Стрыпа (Восточная Галиция) вечером 25 января «над нашим расположением появились с целью освещения местности 4 воздушных шара противника, из коих 2 загорелись в воздухе и при падении на землю светились ослепительным ярким светом»4.

31 января в результате обстрела в полосе Юго-Западного фронта группы австро-венгерских самолетов один из них был сбит и рухнул за линией фронта возле н/п Новоставце-Зелена5.

Наиболее оживленная деятельность воздушных сил противника отмечалась в полосе русского Северного фронта. 17 января бомбардировкам с воздуха подверглись прифронтовые гг. Шлок, Куртенгоф и Двинск6.

Через день на участке фронта протяженностью от Риги до Двинска были отмечены частые полеты немецкой авиации с разведывательными целями. Неприятельские самолеты появлялись в районе нижнего течения р. Аа Курляндской (около оз. Бабите), у Скотеля (15 км северо-западнее г. Фридрихштадт) и над Двинском, где ими было сброшено несколько бомб7. На Галицийском участке Юго-Западного фронта для разбрасывания прокламаций противник использовал воздушные шары8.

Отмечались также многочисленные полеты немецкой авиации на Рижском участке фронта (в районе действия 12-й армии). 26 января был обнаружен цеппелин, летевший на большой высоте по направлению к г. Двинск. По данным наблюдательных постов, вражеский дирижабль провел глубокую воздушную разведку, пройдя по маршруту: Якобштадт, Режица, Двинск, линия фронта9. На следующий день германская авиация продолжила бомбардировку наших объектов на рижском и двинском направлениях. В районе Рижского укрепленного района немецкие самолеты летали «по обоим берегам реки Западной Двины, очевидно усиленно выслеживая расположение наших частей и их передвижения в этом районе»10.

В отдельных случаях действия немецких летчиков дополняла артиллерия. Там же была отмечена бомбардировочная деятельность цеппелинов11, в первую очередь на Двинском участке Северного фронта12. Значительно возросла интенсивность полетов германских морских дирижаблей в районе Рижского залива. Объектами их нападения стали батареи береговой артиллерии и воздушные станции (посты) Балтийского флота на Моонзундском архипелаге.

Сход снежного покрова на отдельных участках фронта в Рижском районе позволил немецкой стороне активизировать свою разведывательную деятельность. В этот период отмечались непрерывные полеты немецкой авиации. Вследствие плотной зенитной завесы неприятельские летчики преимущественно работали на большой высоте, что негативно сказывалось на разведданных. По сведениям пленных германских солдат, «наша артиллерия, в деле охраны своих боевых линий от налетов германских воздушных разведчиков, действует несравненно удачнее артиллерии германцев и нашим отважным летчиком удается делать лихие налеты, держась низко над неприятельским расположением, и уходить невредимыми из сферы германского огня»13.

С целью исправить создавшееся положение немецкие пилоты прибегали к определенным хитростям. Так, держась на «известной высоте, они вдруг резко планировали вниз и, исчезнув на некоторое время из сферы разрыва наших снарядов, старались воспользоваться этим обстоятельством и добывать нужные им сведения. Однако и этот прием германцев нашими артиллеристами был уловлен и за последнее время немцы таким способом производить воздушную разведку больше повторять не рискуют»14.

В тот период на участке русского Юго-Западного фронта в районе г. Бучача (Тернопольская губ.) огнем нашей артиллерии был подбит неприятельский аэроплан15. 2 февраля вблизи Новоставце-Зелена русские орудийные расчеты сбили очередной неприятельский летательный аппарат, упавший в расположении своих войск16.

В конце января на правом фланге русско-германского фронта противник продолжал активные налеты на наш ближний тыл. При обстреле г. Шлок со стороны немецкой артиллерии вражеские аэропланы, корректировавшие стрельбу, в некоторых местах города сбрасывали бомбы. В полосе Двинского района было отмечено появление цеппелинов, проводивших бомбардировки позиций русских войск17. По мнению военных корреспондентов, «применение все возрастающего числа цеппелинов на нашем северном фронте направлено опять-таки к моральному воздействию на дух защитников наших позиций, и работая в этом направлении с настойчивой энергией, возможно, что германцы к использованию этих излюбленных орудий современной войны будут прибегать все чаще и чаще. На западном фронте наши союзники к германским цеппелинам присмотрелись и даже вполне применились, встречая зачастую их жестким и метким артиллерийским огнем. На нашем фронте эти воздушные дредноуты представляют сравнительно еще новинку, но, надо полагать, что и наши части, нисколько не преувеличивая значения вреда, приносимого любимым детищем германского императора, скоро применятся к способам борьбы против них и также скоро отобьют у противника охоту к дальнейшему увеличению подобных воздушных путешествий в глубину расположения наших боевых районов»18.

Для проведения бомбардировки объектов русских войск немецкие летчики часто использовали пятипудовые (80 кг) авиационные бомбы. По словам пленных, германская сторона сформировала «специальную воздушную эскадру, которую хотел[а] отправить в Англию, но почему-то раздумал[а] и передвинул[а] ее на наш северный фронт»19.

4 февраля над Двинской позицией была отмечена повышенная активность немецкой авиации, усиленная действиями цеппелинов20. На следующий день аналогические действия отмечены в районе Рижского участка фронта21. Имело место использование немецкими летчиками на своих летательных аппаратах русских опознавательных знаков с целью ввести в заблуждение наши части22.

В те дни «Русский инвалид» писал: «Это обстоятельство, не говоря о том, что оно является нарушением обычаев войны, указывает с явной несовместимостью на то, что германам летать над нашими позициями со своими собственными отличительными знаками очень легко, и от нашей противоаэропланной артиллерии им достается очень сильно и, кроме того, разведка их является неудовлетворительною. Надо полагать, что наши войска скоро сумеют приобрести навыки различать своих летчиков от «поддельных» и также успешно будут «снимать кукушек», как делали это до сих пор»23.

7 февраля группа немецких аэропланов предприняла попытку подвергнуть бомбардировке г. Рига, но была перехвачена на пути к цели нашими истребителями24.

К середине февраля вооруженная борьба в небе Северного фронта еще более усилилась. С поступлением дополнительных воздушных средств (дирижаблей и самолетов) противник начал ведение масштабной разведки передовых линий наших войск, дополняя ее воздушными ударами по выбранным целям. Наибольшая активность немецкой авиации отмечалась в районе участка оз. Дален. В зоне особого внимания противника оказались и русские позиции восточнее г. Огер (Огре), периодически подвергавшиеся групповой бомбардировке с воздуха и обстрелу с земли25.

На Средней Стрыпе в зоне артиллерийского огня оказались четыре вражеских самолета. Один из них был поврежден и упал за линией фронта26. Для корректировки артиллерийского огня противник периодически использовал аэростаты. 16 февраля в районе северо-восточнее местечка Репе (южнее о. Далена) немецкая сторона предприняла попытку поднять воздушный шар, который незамедлительно попал под обстрел нашей тяжелой артиллерии Икскюльского укрепленного района.
Вскоре он был вынужден опуститься на землю27. В полосе Юго-Западного фронта русские артиллеристы также заставили австро-венгерских воздухоплавателей прекратить выполнение боевой задачи вблизи Езерна (северо-западнее г. Тарнополь)28.

В этот период на Двинском участке фронта участились полеты цеппелинов. 18 февраля над г. Миштель (севернее Двинска) в небе было замечено появление сразу двух дирижаблей противника, что для Восточного (германского) фронта было большой редкостью. На следующий день бомбардировке с воздуха подверглась г. Рига. Также немецкие самолеты бомбардировали наши передовые позиции севернее г. Крейцбург (Крустпилс, Латвия)29.

22 февраля на Рижском участке СФ и над Двиной (между Огером и Пробстинсгофом) в течение светлого времени суток «появлялось много аэропланов противника, бросавших бомбы»30. В д. Хмелевка (район г. Бучача)
австро-венгерские летчики сбросили легко воспламеняющие тряпки31.

На следующий день над двинскими позициями русских войск появились два цеппелина, продолжавшие вести воздушную разведку32. Их действия были дополнены боевыми рейдами неприятельской авиации, бомбившей наши объекты в Риго-Фридрихштадтском и Якобштадтском районах33.

2 марта германские самолеты бомбардировали позиции русских частей северо-западнее Фридрихштадта. На следующий день аналогичные действия были отмечены на Рижском участке Северного фронта. Несколько бомб немецкие летчики сбросили между Икскюлем и Элизенгофом34.

По данным нашей разведки, с целью снизить возможные потери своего воздушного флота от действенного зенитного огня противник уделял большое внимание вопросам совершенствования конструкции летательных аппаратов. Значительная часть самолетов боевой авиации стала оборудоваться специальными бронированными листами в нижней части фюзеляжа «для того, чтобы обезопасить [самолет] от возможных пределов от так называемых «нижних» разрывов шрапнели, от которых эти летательные аппараты, главным образом, и страдают при обстреле их нашей артиллерией и пехотой». Одновременно совершенствовались боевые возможности самолетов. Так, в носовой части аппарата был «установлен пулемет и, кроме того, увеличен запас поднимаемых летчиками бомб. Все это, вместе взятое, значительно утяжелило вес системы воздушного аппарата и вызвало, в свою очередь, необходимость увеличения силы мотора. В этом, видимо, германцами достигнуты некоторые результаты, так как мы действительно наблюдаем теперь воздушную деятельность противника в гораздо более крупном масштабе, чем это было на тех же берегах Двины в осенний период боевых действий [1915 года]»35.

Основные силы германского ВВФ в начале кампании 1916 г. были сконцентрированы в полосе русского Северного фронта, что подтверждалось разведывательными сводками и подразделениями воздушной обороны. Одновременно противник развернул в прифронтовой полосе сеть полевых аэродромов, а также временные ангары для военных дирижаблей. Один из них (крупных размеров) был обнаружен нашими летчиками около г. Митава на берегу р. Аа Курляндская. Чтобы скрыть место
расположения ангара, немцы «приспособили его на опушке леса, а крышу ангара покрыли ветвями ельника»36. Усиление воздушной группировки, в первую очередь за счет цеппелинов, нашло отражение в словах лидера германского дирижаблестроения графа. Ф. фон Цеппелина. В одном из своих интервью шведской газете «Aftonobl» он отметил, что «скоро от наших дирижаблей содрогнется не только запад, но и … восток. В войне, да еще в такой многогранной по способам ее ведения, часто не менее важно подавление психики врага, чем причинение материального ущерба. … Немецкие недосягаемые дирижабли, паря над столицами врагов Германии, подчеркивают величие и могущество последней»37.

Всю следующую неделю северо-западнее г. Фридрихштадта немецкая авиация методически наносила бомбовые и штурмовые удары по нашим частям38. Одновременно такие же действия отмечались и в районе Двинска39.

На рижском направлении целью налетов воздушных сил Германии оставалась прифронтовая полоса русской армии. Не прекращались бомбардировки передовых позиций наших войск по руслу р. Двина между городами Икскюль и Элизенгоф40. При этом противник вел поиск и подавление огневых артиллерийских точек, привлекая для корректировки огня самолеты и змейковые аэростаты.

7 марта в районе юго-восточнее о. Дален для этой цели одновременно было задействовано пять наблюдательных воздушных шаров41. В то же время массовое использование воздушных шаров и змейковых аэростатов, по показаниям пленных, стало следствием возникшего дефицита горючего для самолетов42.

Оценивая деятельность противника, в Ставке ВГК пришли к выводу, что на Северном фронте в ближайшее время начнется широкомасштабное наступление. Об этом говорило и активное ведение воздушной разведки одновременно сразу в двух направлениях (рижском и двинском) с частичным разрушением нашего ближнего тыла. Действия цеппелинов были направлены на вскрытие у русской стороны наличия резервов, а также возможностей по оперативной переброске на фронт из глубокого тыла свежих сил.

Продолжалось наращивание неприятельской воздушной группировки в полосе русского Северного фронта. По данным нашей армейской разведки, «в местечко Радзивилишки, где находится самый большой аэродром риго-двинского участка, недавно вновь доставлена значительная партия летательных аппаратов. Усилены одновременно с этим авиационные отряды, расположенные и в других пунктах данного фронта. Значительно расширены станции цеппелинов, которые до сего времени находились в Либаве и Ковно»43. Одновременно проводились испытания новых видов боеприпасов. Так, в районе Сувалок была испытана новая зажигательная авиабомба большой мощности. По оценке специалистов, «такие бомбы германцы рассчитывают метать со «сверх-цеппелинов» новой формы, набеги которыми они уже производили на Сулонь, Париж и Англию. Эти «сверх-цеппелины», вероятно, скоро появятся и на нашем северном фронте. Они уже не имеют формы обыкновенных сигар, а очень напоминают собою фигуру рыбы, покрытую каким-то серовато-серебристом составом алюминиевого порошка, при помощи которого рыбовидного «сверх-цеппелина» очень трудно отличить от окружающей атмосферы даже днем на небольшой высоте»44. Свои новые технологии противник держал в строжайшем секрете.


  1. Русское слово. 27 января 1916.
  2. Летопись Великой войны. № 78 / Приложение «Официальный отдел». С. 140.
  3. Русское слово. 1916. № 6.
  4. Разведчик. 1916. № 1316. С. 55.
  5. Летопись Великой войны. № 78 / Приложение «Официальный отдел». С. 143.
  6. Русское слово. 1916. № 3.
  7. Русский инвалид. 1916. № 7. С. 1.
  8. Там же. № 12. С. 1.
  9. Там же. № 14. С. 5.
  10. Там же.
  11. Там же. № 15. С. 1.
  12. Разведчик, 1916. № 1316. С. 55.
  13. Русский инвалид. 1916. № 22. С. 4.
  14. Там же.
  15. Там же.
  16. Там же. № 21. С. 1.
  17. Там же. № 15. С. 1.
  18. Там же. № 16. С. 5.
  19. Там же. № 20. С. 2.
  20. Там же. № 23. С. 1.
  21. Там же. № 24. С. 1.
  22. Там же. № 25. С. 1.
  23. Там же. № 26. С. 3.
  24. Русское слово, 8 февраля 1916.
  25. Летопись Великой войны. № 79. С. 1270.
  26. Русский инвалид. 1916. № 33. С. 1.
  27. Там же. № 35. С. 2.
  28. Там же. № 36. С. 1.
  29. Разведчик. 1916. № 1320. С. 118.
  30. Русский инвалид. 1916. № 36. С. 1.
  31. Там же. № 32.
  32. Разведчик. 1916. № 1320. С. 118.
  33. Русский инвалид. 1916. № 40. С. 1.
  34. Разведчик. 1916. № 1321. С. 134.
  35. Русский инвалид. 1916. № 36. С. 4.
  36. Там же.
  37. Там же. № 44. С. 3.
  38. Там же. № 32.
  39. Там же. № 39.
  40. Там же. № 40.
  41. Там же. № 52. С. 1.
  42. Там же. № 55. С. 4.
  43. Там же. № 52. С. 3.
  44. Там же.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика