Отечественная воздушная оборона на русско-германском фронте в ходе кампании 1915 года

Поручик В.Л.Покровский и корнет М.Н.Плонский возле захваченного ими австрийского самолета
А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
К 100-летию окончания Первой мировой войны

Продолжение, начало – в №4-2018

24 июня (7 июля) на рассвете нашими артиллерийскими батареями в окрестностях г. Люблин был подбит неприятельский аэроплан. При падении на землю он загорелся. Один из летчиков погиб, другой отделался легкими ушибами и был взят в плен. Через день над д. Дрвалы (Мазовецкое воеводство, Царство Польское) в воздухе взорвался немецкий самолет. По-видимому, на борту аппарата произошла детонация перевозимых бомб. В результате неприятельский самолет развалился на четыре части. Летчик умер от полученных ожогов. В районе долины р. Писсы нашими подразделения был захвачен немецкий аэроплан, поступивший позднее на вооружение русской авиации. 1(14) июля вблизи ст. Олькеники (на линии Вильна – Гродно) в качестве трофея нашим войскам достался потерпевший аварию германский «Альбатрос» (экипаж взят в плен).
В районе Прасныша в ходе воздушного боя русским летчиком сбит неприятельский аппарат (летчик убит пулей). При падении самолет разбился, офицер-наблюдатель разбился.
9(22) июля вблизи посада Иваницы (20 км от г. Владимира Волынского) русскими войсками был захвачен неприятельский самолет, вынужденный совершить посадку вследствие недостатка бензина. Два немецких летчика-лейтенанта были взяты в плен, а исправный аппарат отправлен в г. Киев.
Через день два русских самолета атаковали возле деревни Нараюв (район Золотая Липа) полевой лагерь неприятельских войск, сбросив на него 32 бомбы. По докладам наших летчиков, 26 из них легли точно в цель, вызвав панику среди противника.
В июле 1915 г. противник продолжал воздушные налеты на объекты и войска действующей русской армии. В период 25–26 июня (8–9 июля) неприятельские летчики бомбардировали тыловые учреждения наших войск, расположенных в гг. Люблин, Холм, на ст. Малкин. В середине июля объектами нападения с воздуха стали г. Остроленка и н/п Гросезерн (в районе Муравьева). В результате брошенных бомб в последнем погибло несколько мирных жителей. Утром 2(15) июля воздушной бомбардировке подверглась железнодорожная станция Гродзиск (Гродзиск-Мазовецки), на следующий день – г. Ломжа, где имелись человеческие жертвы (убит один и ранено 8 человек). В тот же период было отмечено несколько воздушных налетов на г. Люблин.
4(17) июля при оставлении русскими войсками п. Жирардов германская авиация силами авиазвена бомбардировала его военные объекты, сбросив на них 15 бомб. Через день возле г. Белосток было зафиксировано появление неприятельского дирижабля, проводившего воздушную разведку окрестностей города, позднее такие же полеты были отмечены над г. Остроленка.
В тот же день бомбардировке с воздуха несколько раз подвергался г. Люблин. По нашим данным, в течение последней недели «австро-германские летчики шестнадцать раз летали над [городом] и сбросили около сорока бомб, которыми трое обывателей убито и семь ранено».
7(20) июля немецкий аэроплан сбросил несколько бомб на г. Митава. В течение нескольких дней налеты на город продолжились. 9(22) июля аппарат типа «Таубе» провел бомбардировку жилых кварталов (сброшено 5 бомб), в результате убит один прохожий. Отмечено также появление германской авиации над г. Рига, что вызвало большую сенсацию среди местных жителей. Это было первое появление немецкого самолета в небе города. По словам очевидцев, «народ высыпался на улицы и любовался невиданным зрелищем. Сброшено две бомбы. Жертв нет. Аэроплан продержался над Ригой минут 15, а затем скрылся».
В течение 13(26) июля противник проявил наибольшую активность на отдельных участках русско-германского фронта. Бомбардировке подверглись гг. Митава, Холм и ст. Малкин. Днем ранее около 7 часов вечера над железнодорожной станцией Гура-Кальвария (Мазовецкое воеводство) появилась неприятельская воздушная эскадрилья в составе 5 самолетов. Два из них начали бомбить объекты станции, остальные – новый мост через р. Висла. Всего было сброшено более 40 бомб. Ни одна из них не попала в мост, бомбы же, брошенные на территорию станции, не причинили значительного вреда.
15(28) июля в ходе боев за г. Холм (к востоку от Золотой Липы) военный летчик 3-й авиационной роты поручик В.Л. Покровский (будущий генерал-лейтенант белой армии) в экипаже с летчиком-наблюдателем корнетом М.Н. Плонским одержал успешную победу над австрийским аэропланом «Авиатик». В представлении к награждению отважного авиатора орденом Св. Георгия IV-й степени, в частности, указывалось: «…15-го [ст. ст.] июля 1915 г., производя разведку на аэроплане и увидя издали австрийский аэроплан, догнал его и, поднявшись над ним, начал обстреливать из маузеров, постепенно прижимая его к земле. Неприятельский аэроплан пытался ускользнуть, но неудачно, и после непродолжительной перестрелки опустился на землю. В свою очередь наши летчики опустились рядом с неприятельским, после чего с маузерами в руках бросились на австрийцев, которых и взяли в плен в числе двух человек вместе с совершенно новым аппаратом в 120 сил типа «Авиатик», с полным оборудованием». На фото на первой странице статьи – поручик В.Л. Покровский и корнет М.Н. Плонский возле захваченного ими австрийского самолета.
Ранее, 12(25) июля, в 20 км от г. Владимира-Волынского нашими частями был захвачен германский аэроплан, совершивший вынужденную посадку в данном районе. В плен взяты два офицера-летчика и аппарат в качестве трофея.
Успехи русской авиации вынудили противника по достоинству оценить ее боевые возможности. Так, в интервью газете «Pester Loyd» австрийский майор Морат осенью 1915 г. с горечью признавал: «Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиках. Русские летчики опаснее враги, чем французы. Русские летчики хладнокровны. В атаках русских, быть может, отсутствует планомерность, так же, как и у французов, но в воздухе русские летчики непоколебимее и могут переносить большие потери без всякой паники. Русский летчик есть и остается страшным противником».
Свою лепту в борьбу с воздушным противником продолжала вносить зенитная артиллерия, сбившая 9(22) июля немецкий аэроплан, который при падении полностью разбился. Экипаж в составе двух летчиков погиб. Ранее нами был захвачен неприятельский «Альбатрос». Подробно этот эпизод был отражен в «Летописи войны»: «Пронесшийся над Олькениками [между гг. Вильна и Гродно] «Альбатрос» намеревался бросить бомбы. Потерпев аварию вследствие порчи мотора, летчики опустились недалеко от станции Олькеники и собирались поджечь аппарат и скрыться. Находившиеся поблизости крестьяне подняли тревогу. Станционные жандармы и стражники пустились вдогонку. Настигнутые летчики пробовали оказать сопротивление, но затем сдались. Аппарат цел, на нем найдены десять тяжелых бомб».
16(29) июля на Люблинском направлении русская артиллерия подбила неприятельский аэроплан, который загорелся в воздухе и упал в районе расположения противника.
Утром 20 июля (2 августа) со стороны люблинского шоссе появились два немецких аппарата и начали проводить бомбардировку наших позиций. Метким огнем батарей оба самолета скоро были подбиты и спустились у наших окопов. Летчики взяты в плен, один из самолетов позднее был отправлен в Киев. В тот же день в районе Балтийского моря наши гидроаэропланы атаковали и «принудили к отступлению неприятельские цеппелин и два гидроаэроплана, из коих один был сбит».
Однако, несмотря на понесенные потери, противник продолжал совершать воздушные налеты, в том числе на крупные тыловые центры. Так, 19 июля (1 августа) неприятельский аэроплан подверг бомбардировке н/п Грахов (сброшено 4 бомбы). На следующий день в 8 часов утра над Ригой появился неприятельский аэроплан, бросивший три бомбы (без человеческих жертв). 22 июля (4 августа) воздушный налет повторился.
В тот же день в небе г. Каменец-Подольск было зафиксировано появление вражеского самолета-разведчика, который совершал полет на небольшой высоте. По нему было сделано два выстрела из артиллерийских орудий. Аппарат быстро поднялся выше границы зенитного огня и скрылся в юго-западном направлении. В ночь на 21 июля (3 августа) над Белостоком появился цеппелин типа Z-XII, сбросивший несколько бомб, которые не причинили никакого вреда.
Следующую бомбардировку Белостока германские аэронавты осуществили в ночь с 29 июля (11 августа) на 30 июля (12 августа). Несмотря на зенитный обстрел с гондолы дирижабля, было сброшено около 25 снарядов. Дальше дирижабль продолжил полет по маршруту Старосельце – г. Лапы (Царство Польское). Над крепостью Осовец он был поврежден огнем ее артиллерии. Вследствие полученных повреждений цеппелин совершил вынужденную посадку в 16 км юго-западнее г. Алленштейн и был после восстановлен. Ранее, вечером 26 июля (8 августа), цеппелин провел бомбометание жилых кварталов г. Вильна. Следующим объектом нападения неприятельского дирижабля стала Усть-Двинская крепость, на форты которой немцы сбросили две бомбы (угодили в море). На его перехват было поднято три наших самолета, одновременно огонь по воздушной цели открыла крепостная артиллерия. Цеппелин поспешил удалиться в открытое море. В тот же день его появление (в сопровождении нескольких аэропланов) было отмечено в районе г. Рига.
23 июля (5 августа) над городом было отмечено появление немецкого аэроплана, с которого разбрасывались прокламации, другой неприятельский аппарат провел бомбардировку позиций наших войск (вблизи г. Ковель), сбросив 6 бомб (без какого-либо ущерба). Вечером того же дня бомбардировке подвергся г. Малкин. Появившийся в небе города цеппелин сбросил 24 снаряда (из них 11 не разорвалось), что привело к человеческим жертвам среди местного населения.
По данным русского командования, в период с 18(31) июля по 23 июля (5 августа) в ходе наступления германских войск наиболее интенсивным ударам с воздуха подверглись гг. Варшава, Ломжа, Белосток, Брест-Литовск, Малкин, Вильна (в последней был разрушен костел). В районе г. Кобрин жертвами воздушной бомбардировки стали мирные беженцы.
Противник, игнорируя нормы международного права, продолжал воздействовать на мирные объекты и гражданское население с целью создания у них панических настроений. В середине августа на перегоне Брест-Литовск – Ковель германские летчики сбросили на поезд 4 бомбы, взрывы которых повлекли за собой ранения среди пассажиров.
8(21) августа целью воздушного нападения стал русский санитарный поезд, отходивший от станции в Брест-Литовске. 13(26) августа группа германских аэропланов атаковала ст. Наревка (Царство Польское), где в то время находился наш санитарный поезд с беженцами. Немецкие летчики сбросили 30 бомб и много металлических стрел (дротиков), повредивших несколько вагонов, также имелись человеческие жертвы.
Воздушные рейды неприятельской авиации в тылу русских войск периодически заканчивались ее боевыми потерями. В середине августа огнем артиллерийских расчетов форта Кобринского укрепления (крепость Брест-Литовск) был сбит австрийский самолет. 17(30) августа возле волостного центра Влодавы (Люблинское воеводство, Польша) наш аэроплан, атакованный в воздухе тремя вражеским «Альбатросами», сбил одного из них и «обратил в бегство два других».
До октября месяца того же года на востоке противник провел две крупные наступательные операции (Горлицкую и Свенцянскую), вынудив русские войска оставить Галицию – на юго-западе, и часть Прибалтики с г. Вильна – на северо-западе. Опасаясь окружения своих крупных сил в центральных областях Польши, Ставка ВГК приняла решение на стратегическое отступление русских войск из создавшегося «польского мешка» на заранее выбранные позиции.
Отступая, наши части оказывали врагу упорное сопротивление, в том числе и в воздушном пространстве. В своих налетах на крепости и укрепленные районы в полосе русского СЗФ противник задействовал значительное количество своих воздушных сил. В течение двух недель ежедневным бомбардировкам с воздуха подвергались объекты и фортификационные сооружения крепости Брест-Литовск. Утром 2(15) августа 4 германских самолета сбросили на город 10 бомб. Вечером того же дня над Брест-Литовском «снова реял неприятельский аэроплан, но бомб не сбрасывал». 10(23) августа свой налет на город совершил цеппелин LZ-79, разрушив при бомбометании железнодорожную станцию и три жилых дома.
Действиям ВВФ Германии активно мешали летчики Брест-Литовского КАО, а также крепостная артиллерия, открывавшая шквальный зенитный огонь при каждом появлении противника над крепостью. В одном из разведывательных полетов над Брест-Литовском нашим пулеметным огнем был сбит немецкий аэроплан «Альбатрос» (64-й АО), пилотируемый германским летчиком графом Хольком. В качестве наблюдателя с ним летел будущий летчик-ас, легенда Первой мировой войны барон М. фон Рихтхофен. Лишь посадка на территории, занятой германскими войсками, спасла обоих авиаторов от неминуемого плена. Сам Рихтхофен признал тот факт, что «…нет ничего хуже, как совершить вынужденную посадку на чужой территории, особенно в России. Русские ненавидели летчиков, и если они их ловили, то убивали». Похоже, провидение хранило жизнь немецкого аса. Ему будет суждено погибнуть через три года в небе Франции.
Меньше повезло коллегам Рихтхофена – экипажу германского самолета, бомбившего позиции наших войск в районе Брест-Литовска. В результате обстрела он был сбит, оба летчика при падении разбились. Такая же участь постигла другой немецкий аэроплан, пытавшийся 28 августа (10 сентября) атаковать на двинском направлении русский санитарный поезд.
С оставлением русскими войсками Брест-Литовска имевшиеся в крепости дирижабли были перебазированы на другие участки фронта. Судьба одного из них – «Беркута» – оказалась незавидной. Он почти год в разобранном виде пролежал в воздухоплавательном парке Западного фронта. Позднее из его из оболочки сшили 9 газгольдеров для нужд военного воздухоплавания.
По признанию специалистов, Брест-Литовск был одной из наиболее подготовленной к обороне крепостей, имея на вооружении до 2 тысяч орудий различного калибра (включая зенитные). По мнению коменданта крепости генерала от артиллерии В.А. Лайминга, «при бережном использовании запасов крепости она [могла] продержаться 8 месяцев». Все же Ставка ВГК приняла решение об эвакуации крепости, вызванное стремительным наступлением противника и быстрым падением крепостей Ковно и Новогеоргиевск. 8(21) августа был отдан приказ об эвакуации крепости и взрыве отдельных ее укреплений. В ночь с 12(25) на 13(26) августа форты и опорные пункты 1-й и 2-й линии обороны на северо-восточной, восточной и юго-восточной сторонах крепости были взорваны до основания, остальные частично. Орудия, наиболее необходимые боеприпасы и имущество вывезены в глубокий тыл. Остальное имущество, деревянные крепостные постройки были сожжены, мосты взорваны. 13(26) августа немецкие и австро-венгерские войска вошли в город и разрушенную крепость. Одна из мощных цитаделей России досталась им практически без боя.
На короткий срок была организована воздушная оборона г. Вильна, оказавшегося объектом нападения со стороны немецкой авиации. В ночь с 15(28) на 16(29) августа центр города подвергся наиболее ожесточенной бомбардировке с воздуха. Тем не менее, большинство попыток германских аэропланов проникнуть в границы города срывались умелыми действиями русских зенитчиков. Так, 17(30) августа появившиеся вблизи Вильны два неприятельских разведчика подверглись обстрелу боевыми расчетами 6-й противосамолетной батареи (командир прапорщика Рудзит), израсходовавших при этом более 90 снарядов и гранат. В последующие дни противник продолжал совершать одиночные и групповые налеты на город, постоянно рискуя быть сбитыми нашей артиллерией. Утром 28 августа (10 сентября) над Вильной появился немецкий аэроплан, сбросивший две бомбы в районе городского вокзала (без видимого ущерба). Зенитный огонь и поднятие в воздух нашего дежурного самолета вынудили противника удалиться. Днем воздушный налет повторился. В результате брошенной бомбы с борта «Таубе» над центром города, ранение получил случайный прохожий (мальчик)50. Только в первой декаде сентября в сектор огня 6-й батареи попало 8 вражеских аппаратов.
Несмотря на ожесточенное сопротивление, в ходе развернувшегося 29 августа (11 сентября) Виленского сражения правое крыло 10-й русской армии было оттеснено за р. Вилия, где имелись наши сильные резервы. Создавшееся положение заставило Ставку ВГК отвести войска линию фронта и 4(17) сентября оставить г. Вильна.
В то же время успешные действия командования 5-й русской армии на двинском направлении практически разрушили немецкие планы и остановили продвижение противника на всем участке фронта. Одновременно с окончанием Виленского сражения 5(18) сентября закончился маневренный период войны на русско-германском фронте. В конце сентября – начале октября он в целом стабилизировался, что означало переход к позиционному характеру борьбы.
Заметно активизировал свою деятельность германский ВВФ в Балтийском море. 21–22 августа (3–4 сентября) у входа в Рижский залив «неприятельские разведывательные гидропланы неоднократно появлялись над Ирбенским проливом, бросая бомбы в наши миноносцы; последние всякий раз отгоняли гидропланы огнем».
Рано утром 28 августа (10 сентября) над Балтийским портом пролетел цеппелин, сбросивший на его объекты несколько бомб. 10(23) сентября в районе Рижского залива отмечены полеты вражеских гидроаэропланов. Последние были отогнаны нашими морскими летчиками.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика