Отечественная воздушная оборона на русско-германском фронте в ходе кампании 1915 года.

А.Лашков
Алексей Лашков,
кандидат исторических наук, доцент
Продолжение, начало – в №4-2018.

В приморских районах для проведения воздушных бомбардировок наземных объектов германская сторона все активнее стала привлекать гидроавиацию. С этой целью в восточной части Балтийского моря к весне 1915 г. была создана специальная группа морской авиации, базировавшаяся на авианесущих кораблях «Ансвальд»1 и «Глиндер» (г. Мемель (Клайпеда) Литва, позднее – г. Либава, Латвия). В дальнейшем состав авиагруппы усилен за счет плавучей авиабазы «Санта-Елена» (г. Виндава).
К лету общее число гидроаэропланов увеличилось до 15 машин, включая учебные и опытные летательные аппараты, находящиеся в Путциге (Putzigе). К этому времени морская авиация, действовавшая в Балтийском море, базировалась в городах Киль, Росток, Кезлин, Путциг (Германия), Либава, позднее – вблизи оз. Ангерн (Энгурес, Прибалтика). В задачи морской авиации входило наблюдение за русскими портами на Балтийском море, отражение действий русских крейсеров, обстреливавших примыкавший к берегу фланг германской армии, поиск подводных лодок и воздушная бомбардировка портов противника. Деятельность морской авиации достигла максимального напряжения в период захвата германскими войсками г. Рига и о. Эзель осенью 1917 года. Частично гидроавиация использовалась и на сухопутном театре военных действий. Так, осенью 1915 г. гидроаэропланы привлекались в интересах 37-го авиационного отряда (Гросс-Платоне, южнее г. Митава) на правом крыле русского Северного фронта2.
Своими действиями воздушный противник часто игнорировал международные нормативно-правовые номы. В российской печати неоднократно приводились примеры жестокости германских и австрийских летчиков. 12(25) марта в нарушение Женевской конвенции 1906 г. немецкая авиация подвергла бомбардировке на станции Остроленка (Царство Польское) расположение 526-го полевого госпиталя, развернутого у вокзала, и питательно-перевязочный пункт Красного Креста.
Бомбы сбрасывались с малой высоты, несмотря на то обстоятельство, что госпиталь и питательно-перевязочный пункт были обозначены установленными знаками, так же как и санитарные эшелоны, находившиеся на железнодорожных путях у вокзала. Всего было сброшено около 100 мелких бомб, убито 12 и ранено около 20 человек3. В тот же день австрийский самолет сбросил две бомбы на территорию русского госпиталя у ст. Воля-Ржзедзиньска (в районе г. Тарнова)4.
20 марта (2 апреля) объектом нападения австрийской авиации вновь стало медицинское учреждение в районе ст. Ясло (Царство Польское)5. Через день налет повторился на лазарет русских войск вблизи ст. Радом (ранение получил один нижний чин)6. Аналогичные действия противник предпринимал в последующие месяцы, подвергнув бомбардировке русские санитарные поезда и лазареты возле населенных пунктов Макова, Насельска, Вышкова7, станций Радом, Ясло (Восточная Галиция)8.
На Восточном фронте были отмечены факты широкого применения немецкой стороной оружия массового поражения в виде зажигательных авиационных бомб с «удушливым газом»9. Бомбардировке таким типом авиабомб подверглось значительное количество военных и административных центров России. Это, в свою очередь, потребовало в ходе разработки мер защиты объектов от воздушного нападения особое внимание уделить организации противохимической обороны, схожей по своему содержанию с защитой войск от химической угрозы на фронте.
В ходе кампании 1915 г. противник значительно увеличил свою стратегическую воздушную группировку (дирижабли сухопутного и морского типов), действия которых были направлены, в первую очередь, на ослабление военно-экономического потенциала западных районов России. Периодическим бомбовым ударам подвергались принадлежавшие России крупные города и крепости: Млава, Варшава, Брест-Литовск, Либава, Двинск, Новогеоргиевск, Лодзь и др.
В начале года на Восточный фронт прибыли оказавшиеся малопригодными для Западноевропейского театра войны дирижабли типа «Саксен», Z-XI и LZ-34.
В марте-апреле 1915 г. «Саксен» (база – г. Алленштейн) провел ряд воздушных налетов на города Цехнов и Белосток, сбрасывая на них за один заход по 0,5 тонн бомб с низкой точностью попадания. Налаженная воздушная оборона этих военно-административных центров исключала снижение на удобную для бомбардировки высоту. Поэтому дирижаблю приходилось работать на высоте свыше 2,4 км и исключить до минимума число полетов в лунные ночи10.
10(23) марта атаке с воздуха подвергся польский город Ломжа. На его кварталы было сброшено 14 бомб, что привело к жертвам среди мирного населения11. Ранение получили девять мирных жителей, убита одна лошадь12. На следующий день над крепостью Осовец были замечены немецкие самолеты, которые попали под обстрел русской крепостной артиллерии.
В результате сложных метеоусловий не состоялись совместные полеты германских дирижаблей Z-XI и LZ-34 на г. Варшава дважды в марте 1915 года13.
В ночь с 22 апреля (5 мая) на 23 апреля (6 мая) цеппелин LZ-34 (база – г. Кёнигсберг) совершил налеты на Гродно, затем – на Ковно, сбросив на них несколько бомб14 (около 575 кг). Как писала в те дни газета «Русский инвалид»: «В ночь на 23 апреля [старый стиль] над крепостью Гродно появился цеппелин, с которого немецкими летчиками было сброшено несколько бомб и зажигательных снарядов, причем в городе произошли только пожары, быстро потушенные»15.
Несмотря на то, что высота полета дирижабля при бомбометании составляла 2650 м, под г. Ковно он был сильно поврежден артиллерийским огнем русских батарей и опустился возле г. Инстербург (Черняховск). При попытке повернуть его на земле против ветра, от сильного порыва он сорвался и полетел без экипажа в западном направлении. Позднее аппарат спустился в Германии около г. Бишофербург. При посадке он загорелся и оказался уничтоженным.
Днем раньше такая же судьба постигла и дирижабль Z-XI. При выводе аппарата из эллинга (г. Познань) порывом ветра он поднялся в воздух и со сломанным рулем управления пролетел определенное расстояние. За городом корабль стал снижаться и при спуске загорелся. Таким образом, в течение коротко отрезка времени Германия лишилась на Восточном фронте сразу двух своих боеспособных воздушных кораблей.
Весной 1915 г., в связи со стабилизацией франко-германского фронта, на Восточноевропейский театр войны прибыли два цеппелина для ведения боевой работы над территорией Польши: LZ-XII и LZ-39. Указанные дирижабли были перебазированы в г. Алленштейн и обслуживали армию генерала от артиллерии М. фон Гальвица, находившейся в районе Нарева. Основной задачей цеппелинов было держать в напряжении отступавшие части русской армии и прерывать их железнодорожные сообщения при отходе с занимаемых позиций. В то время как дирижабли «Саксония» и LZ-39 действовали против крепостей и укрепленных районов русской армии, LZ-XII совершал налеты на основную железнодорожную магистраль Варшава – Вильна.
В указанный период заметно активизировала свою деятельность и австро-германская авиация. С целью предотвращения ее проникновения за линию фронта на отдельных его участках периодически организовывалась «воздушная завеса» (барраж). Благодаря такому способу защиты в течение последней недели апреля летчикам 1-го русского полевого авиаотряда (АО) удалось перехватить три вражеских аппарата и заставить их ретироваться в свой тыл16. По распоряжению командования 12-й армии СЗФ было организовано воздушное патрулирование в районе посада Снядово, где размещались основные силы армейской авиации. 13(26) мая сводной авиагруппой над н/п Червонный Шар был осуществлен перехват неприятельского «Альбатроса» (15-й полевой авиаотряд). Воспользовавшись лучшими летно-техническими характеристиками, немецкий самолет начал отрываться от преследования. Для его уничтожения летчик 4-го Сибирского авиаотряда старший унтер-офицер Воронин предпринял несколько неудачных попыток уничтожить его таранным (касательным) ударом17. Чтобы исключить столкновения в воздухе, экипаж «Альбатроса» был вынужден снизить высоту полета, попал в зону огня русской зенитной артиллерии и оказался сбитым18. Этот факт признала и германская сторона, подтвердив, что в результате падения самолета были госпитализированы раненые обер-лейтенант Р. Розенбаум (умер на следующий день) и лейтенант В. Витке19.
Ранее, 18(31) марта 1915 г., военный летчик 4-го корпусного АО поручик А.А. Козаков в полосе СЗФ таранным ударом атаковал двухместный «Альбатрос» противника20. Поврежденный неприятельский аппарат, снижаясь, сделал над своими окопами несколько кругов, перевернулся в воздухе и камнем упал вблизи леса, к западу от н/п Воли-Шидловский. Оба немецких офицера-летчика разбились насмерть. Самолет оказался совершенно изломанным21. Сам русский летчик остался в живых и сохранил в исправности свой аппарат. Высочайшим приказом от 18 июля (10 августа) 1915 г. он был награжден Георгиевским оружием22.
27 марта (9 апреля) несколько германских аэропланов подвергли бомбардировке уездный г. Цеханов (Царство Польское), сбросив на его объекты около 100 бомб малого калибра23. В ночь с 6(19) на 7(20) апреля налет на город повторился24.
Тем временем противник перешел к групповым воздушным налетам на военные объекты прифронтовой полосы. 16(29) марта в районе г. Остроленка авиационный отряд противника (до 15 самолетов) осуществил бомбардировку отдельно стоящего дома, «из 100 сброшенных бомб ни одна в цель не попала»25. Через день аналогичный налет (до 10 аэропланов) немецкая авиация совершила на г. Ломжа. В результате было сброшено до 120 бомб. Одна из них попала в собор, наполненный молящимися людьми. По счастливой случайности обошлось без жертв и разрушений26.
7(20) апреля 10 немецких самолетов появились в небе г. Белосток и сбросили более 100 бомб на его кварталы. Вследствие скученности последних среди мирных жителей (еврейской национальности) имелись
многочисленные жертвы: 13 человек убитыми и 50 ранеными. Местами возникли пожары. Для перехвата противника в небо были подняты русские самолеты. В результате преследования противника удалось сбить один из неприятельских аппаратов (упал вблизи Староселиц). Экипаж аэроплана позднее был задержан27.
По сообщениям корреспондента газеты «Петроградский листок»: «Под бомбардировку с германских аэропланов в Белостоке попал среди других пассажиров поезда прибывший в этот город из Вильны известный артист-дрессировщик Владимир Дуров [с женой, с благополучным исходом]»28.
Подобной воздушной бомбардировке подверглись тыловые части и объекты в Праснышском, Ломжинском и Осовец-Гродненском районах29. Ранее в районе Остроленка – Новгород – Цеханов отмечались групповые полеты неприятельской авиации (до 12-15 аппаратов)30. В ходе бомбардировок населенных пунктов над ними сбрасывалось одновременно до 180 легких бомб с целью разрушения зданий и сооружений31.
Объектами нападения с воздуха также выступала передовая линия обороны русских войск между реками Бобр и Висла, на которую было сброшено большое количество бомб, не причинивших нашей стороне особого вреда32. В начале апреля немецкая авиация совершила групповой налет на ст. Гузов, сбросив на ее объекты «много бомб, убито – 3 человека и ранено несколько рабочих»33.
В ходе отражения воздушных налетов противник нес боевые потери. В полосе Юго-Западного фронта огнем артиллерии был сбит трехместный австрийский аэроплан, упавший затем в расположении русских войск. Летчик и два офицера экипажа оказались в плену34. Вскоре противник не досчитался еще одного своего самолета, ставшего очередной жертвой нашей зенитной артиллерии. Вблизи форта Дембе на р. Нарев (Царство Польское) нашими передовыми частями был захвачен неприятельский аппарат, опустившийся на их позиции35. 16(29) марта в районе д. Едвабне (Белостокский уезд) огнем русской артиллерии подбит германский аэроплан. При посадке его экипаж (два офицера и механик) взят в плен36. В тот же день возле крепости Осовец противник неоднократно пытался поднять в воздух аэростаты в интересах своей осадной артиллерии. Однако наши орудийные расчеты точной стрельбой исключили такие попытки37.
6(19) апреля противник силами АО (7 самолетов) совершил налет на г. Ломжи. В ходе бомбометания сброшено 74 авиабомбы (большинство – зажигательные). В результате ранение получил один солдат (бомбардир Панкратов). Две бомбы попали в Соборный храм, где совершалось богослужение. При отражении атаки русские артиллеристы подбили один из вражеских аппаратов. Его экипаж был вынужден совершить посадку вблизи г. Замброва (Царство Польское). Затем немецкие летчики подожгли аэроплан и попытались скрыться, но вскоре попали в плен. Первоначально считалось, что аппарат был сбит ружейным огнем, однако при осмотре оказалось, что важные элементы аэроплана (бензиновые баки) повреждены шрапнелью. В результате командир Гренадерского корпуса признал последний трофеем 6-й лейб-гвардейской Донской казачьей Его Величества батареи (командир – полковник А.В. Упорников). При отражении воздушного налета личным составом батареи было выпущено 282 шрапнельных снаряда. В ходе боя несколько вражеских самолетов получили повреждения. 9(22) апреля в окрестностях Ольштин русская батарея удачно обстреляла немецкий аэроплан, который упал с большой высоты в район противника38.
Через день огнем нашей артиллерии вблизи н/п Павлов (СЗФ) был подбит неприятельский аэроплан. Снизившись до высоты 500 м, он попал под ружейный огонь русской пехоты. После этого вражеский аппарат рухнул вниз и упал на проволочные заграждения окопов противника39. В районе н/п Насельск совершил вынужденную посадку германский аэроплан, оказавшись в зоне стрельбы нашей артиллерии. При приземлении немецкие летчики, отстреливаясь от подбегавших к самолету местных жителей, попытались скрыться в ближайшем лесу. Однако вскоре их задержал передовой разъезд одного из казачьих полков40. На следующий день германский аэроплан типа «Таубе» совершил налет на аэродром ЭВК «Илья Муромец» (ст. Яблонна), сбросив на объекты 8 бомб (без какого-либо ущерба). Вскоре зенитным огнем он был подбит и опустился вблизи г. Насельска. Экипаж (2 летчика) захвачен в плен, аппарат достался в качестве трофея41. В тот же день воздушной бомбардировке со стороны германской авиации подверглись гг. Цеханов и Насельск42.
13(26) апреля огнем русской артиллерии был подбит австрийский аэроплан, упавший в расположении наших войск у н/п Риманова (Риманува). Летчики (2 офицера, в их числе известный пилот – капитан Риттер Башке) оказались в плену43.

Продолжение следует

Примечания:

  • 1 После окончания войны, в 1919 году, АК «Ансвальд» был передан Великобритании в счет репараций, получил название «Vulcan City» и продолжал плавать в качестве торгового судна до 1933 года.
  • 2 Ролльман Г. Война на Балтийском море 1915 г. М.: Госвоениздат, 1937. С. 472.
  • 3 Зарецкий В.М. Воздушный флот России в Первой мировой войне. С. 150–151.
  • 4 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 33.
  • 5 Там же. С. 35.
  • 6 Там же. С. 2.
  • 7 Русский инвалид. 1915. № 118. С. 2.
  • 8 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 2.
  • 9 Русский инвалид, 1915. № 138. С. 1.
  • 10 Военные дирижабли летали преимущественно в темное время суток, предпочитая безлунные ночи, затрудняющие действия по ним зенитной артиллерии противника.
  • 11 Русский инвалид. 1915. № 60. С. 2.
  • 12 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 32.
  • 13 Действия германских управляемых аэростатов в 1914–17 гг. Ч. 2. С. 17.
  • 14 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 14.
  • 15 Русский инвалид. 1915. № 93. С. 2.
  • 16 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 806. Л. 389.
  • 17 Там же. Д. 543. Л. 498.
  • 18 Летающие тузы. Российские асы Первой мировой войны. Санкт-Петербург: Гуманитарный издательский центр «Новое культурное пространство», 2006. С. 195.
  • 19 Там же.
  • 20 Авиаторы-кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов. С. 140.
  • 21 Русский инвалид. 1915. № 82. С. 2.
  • 22 Авиаторы-кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914-1918 годов. С. 140.
  • 23 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 2.
  • 24 Там же. С. 8.
  • 25 Там же. С. 34.
  • 26 Там же.
  • 27 Там же. С. 8.
  • 28 Петроградский листок. 1916. – 22 апреля (5 мая).
  • 29 Русский инвалид. 1915. № 83. С. 2.
  • 30 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 4.
  • 31 Русское слово. 1915. – 4(17) апреля.
  • 32 Там же. С. 7.
  • 33 Там же. С. 2.
  • 34 Русский инвалид. 1915. № 84. С. 2.
  • 35 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 4.
  • 36 Там же. С. 34.
  • 37 Там же.
  • 38 Русское слово. 1915. – 12(25) апреля.
  • 39 Русский инвалид. 1915. № 84. С. 2.
  • 40 Там же. № 86. С. 2.
  • 41 Вейгелин К.Е. Воздушный справочник 1916 г. С. 9.
  • 42 Там же.
  • 43 Там же. С. 10.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика