Панджшерская «акробатика»

ЛЕТЧИЦКИЕ РАССКАЗЫ. Ведущий серии Анатолий Сурцуков

Валерий Авдонин. Бросать не будем…

Комэска (командир авиационной эскадрильи) выплюнул окурок «Беломора» и спросил:
– Ну что, все понятно?
Мы, трое ведомых его группы, промолчали.
Комэска вытер шею и лицо большим вафельным полотенцем, которое он носил на шее в виде шарфа и, взглянув на нас исподлобья, буркнул:
– Ну, тогда по самолетам!
Комэска был толстым, невысоким мужиком, вечно чем-то недовольным. Он всегда потел, и полотенце, которым он обматывал шею, было чем-то вроде носового платка.
Второй день полк участвовал в учениях. Сегодня нам предстояло лететь на полигон и бомбить колонну техники условного противника. На самолеты подвесили по две 250-килограммовых бомбы.
Для нас, летчиков-истребителей, задача нанесения ударов по наземному противнику – не очень-то характерная, но предусмотренная боевым уставом. А потом, нас никто и не спрашивает!
В строю звена я, старший лейтенант, был четвертым. Крайним. А что это значит? «Соси» крыло ведущего, не вякай и делай, что скажут.
Запустили, вырулили, взлетели, построились.
Под нами Белоруссия, ее юго-западная часть. Мелкие кустики, речушки, болота. Одним словом, Полесье. Ориентиры невнятные. На МиГ-21 из навигационных средств только и есть: курс, скорость, время.
Чем ближе подходим к полигону, тем видимость хуже… Интересно, как мы найдем полигон и, тем более, как увидим цель? Эта мысль очень тревожила меня, я заранее представлял, как мы все, и я в том числе, бросим бомбы, и не хилые, куда-нибудь не туда, что за этим последует, и как грустно все это будет выглядеть.
– Внимание, бросать будем по моей команде!
Это – комэска.
Гора с плеч! Как говорят в ВТА: «Наше дело правое: не мешай левому!» Все просто! Группа уменьшила дистанцию между самолетами. Время на исходе, полигон все ближе. А видимость-то еще хуже стала.
Ведущий увеличил обороты, устанавливая расчетную для бомбометания скорость.
Включаем! Я щелкнул выключателем тактического сброса – электроцепи сброса бомб разблокированы. Томительное ожидание, указательный палец нащупал кнопку сброса бомб.
По-прежнему ни зги не видно.
По радио голос комэски:
– ПРИГОТОВИЛИСЬ! СБрро—сать!
Доли секунды, которые кажутся очень длинными. У моего ведущего сходят две 250-кг «чушки», нажимаю кнопку – слышен четкий щелчок бомбосбрасывателя, бомбы пошли.
Комэска:
– НЕ БУДЕМ!
Голос Кирилыча, моего ведущего:
– Ну …. Твою мать!
После посадки бомбы висели только под крыльями самолета комэски. Люблю Белоруссию. Там болот много.

Валерий Авдонин.Он шел на Одессу, а вышел к Херсону… пардон, к Маркулештам
Сергей Гатилов. Коза на внешней подвеске
Евгений Игнатов. Ну почему я должен быть первым?
Николай Рачицкий. Панджшерская «акробатика»
Анатолий Кижеватов. Небоевые потери Алжира; Чьи руки сильнее; Когда мы были курсантами, или задом наперед

Полностью содержание статьи доступно для подписчиков.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика