Авианосцы – под водой, субмарины – в воздухе. Часть 2

Евгений Шолков,
кандидат технических наук,
Виктор Друшляков
О том, что превращает палубу в ВПП. Взлётно-посадочные системы авианосцев. Продолжение, начало в № 3-2014

Субмарины в полёте. Фантазии или реальность?

СССР. В последнее десятилетие перед Второй мировой чаша весов конструкторской мысли, казалось, склонилась в пользу «подводных авианосцев». Однако попытки разрешить непримиримые противоречия между требованиями аэродинамики и гидродинамики ещё продолжались. Вскоре по окончанию второй мировой новые технологические возможности, найденные за этот период, дали новую пищу нетрадиционному конструкторскому мышлению в создании аэро-гидродинамического гибрида – летающей субмарины.
1930-е годы в СССР были отмечены реализацией программы строительства большого флота. В основе строительства мощных линкоров, авианосцев и вспомогательных судов многолетняя программа предусматривала опору на новейшие технические решения, в том числе, и на нетрадиционные. Одним из таких решений стал проект курсанта ВМИУ им. Дзержинского Бориса Ушакова, над которым автор работал, начиная с 1934 г. Б. Ушаков сделал заявку на изобретение летающей субмарины или, другими словами – гидроплана с возможностью погружаться и перемещаться под водой. Непрерывно совершенствуя своё предложение, перебрав ряд вариантов, в 1936 г. автор представил проект компетентной комиссии из учёных ВМИУ, одобривших реализацию действующего макета – своего рода демонстратор технологий в нынешних терминах. Получив компетентное одобрение, проект поступил на рассмотрение Научно-исследовательского комитета Красной Армии (НИК РККА). Пройдя всестороннюю проверку на корректность теоретических расчетов, проект получил название «Летающая подводная лодка Ушакова» (ЛПЛ Ушакова) и был отправлен на исполнение в отдел «В» НИК РККА. Окончив ВМИУ, Б. Ушаков в должности сотрудника отдела «В» доработал идею и представил в 1938 г. на повторное рассмотрение проект летающего со скоростью до 185 км/ч цельнометаллического самолёта, способного развивать под водой ход до трёх узлов (рис.34).
Невзирая на явную фантастичность предложенной идеи, детали технической реализации и сегодня представляют интерес для специалистов. Летающая лодка оснащалась тремя мощными авиамоторами по 1000 л.с., размещёнными в герметизируемых при погружении капсулах. Кроме того, герметизации подвергался отсек, в котором размещалась система подводного движения с электродвигателем в 10 л.с. и аккумуляторной батареей. По замыслу автора, ЛПЛ была рассчитана на автономность до двух суток. По сравнению со своими предшественниками – подводными авианосцами, время погружения и всплытия не превышало двух минут. Дальность полёта на высоте 2500 м ожидалась до 800 км (рис.35). Конструкция фюзеляжа-корпуса ЛПЛ обеспечивала ей неплохую мореходность – способность взлетать и садиться при волнении до 4-5 баллов. В режиме подлодки аппарат был способен погружаться до 45 м (приемлемый показатель для подлодок того времени). ЛПЛ располагала довольно грозным вооружением: двумя торпедами калибра 457 мм и двумя спаренными пулемётами калибра 12,7 мм. Весовая нагрузка вооружения составляла почти 45% массы всей ЛПЛ – высокий конструктивный показатель на уровне бомбардировщиков той поры. В конструкции корпуса, включая кабину пилотов, были предусмотрены отсеки, выполнявшие функцию балластных цистерн подлодки. При погружении экипаж переходил в специальный отсек управления плаванием. Для наблюдения за пространством аппарат был оборудован перископом. Прочность корпуса обеспечивалась листами дюралюминия толщиной 6 мм. Гребной электродвигатель одновременно выполнял и функции насоса заполнения цистерн.
Тактика применения ЛПЛ предполагала совмещение функций воздушного разведчика целей и подводного торпедоносца, две торпеды которого могли быть выпущены по цели из положения засады – слишком малый подводный ход не позволял преследование цели. Повысить боевую эффективность ЛПЛ могла тактика «стаи» из группы ЛПЛ по маршрутам конвоев. Именно низкая скорость подводного хода привела в 1938 г. к сворачиванию проекта по рекомендации НИК РККА. Было отмечено, что конвой, используя противолодочные манёвры, с высокой вероятностью сорвёт торпедную атаку ЛПЛ, запас торпед которого хватало на один залп. В противовес этому заключению автор доказывал возможность повторения торпедной атаки выходом на новый рубеж по воздуху. Но идеи Б. Ушакова, развитые в его проекте ЛПЛ, были отвергнуты в 1938 г. не только по технологическим, но и по политическим причинам: маршал Тухачевский был репрессирован в 1937 г. за выбор вредных направлений технического прогресса вооружений, и желающих попасть под гильотину репрессий становилось всё меньше.

Полностью содержание статьи доступно для подписчиков.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика