«Именно поэтому наука стоит на первом месте»

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ И ЭКСПЕРТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБСУДИЛИ 8 ДЕКАБРЯ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Слушания 8 декабря были инициированы Комиссией Госдумы по правовому обеспечению развития организации ОПК и Комиссией Общественной палаты по развитию экономики, предпринимательства, сферы услуг и потребительского рынка.

В них приняли участие представители федеральных органов государственной власти, руководители ведущих предприятий, научных и общественных организаций и вузов, в числе которых: заместитель Председателя Союза машиностроителей, Председатель Комиссии Общественной палаты по развитию экономики, предпринимательства, сферы услуг и потребительского рынка, академик РАН Борис Алешин, вице-президент РАН, академик Валентин Сергиенко, первый заместитель Председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко, заместитель Председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Денис Кравченко, член Комитета Госдумы по образованию и науке Владимир Кононов.

Открывая слушания, Борис Алешин, председатель Комиссии ОП РФ по развитию экономики, предпринимательства, сферы услуг и потребительского рынка, академик РАН, обратил внимание участников на кризис потребления как в мире, так и в нашей стране.

«Нас 147 миллионов. И демографическая программа не дает нам надежды, что в ближайшее время мы сможем увеличить наше население вдвое, чтобы создать тем самым стимул для развития экономики», – сказал он.

По его мнению, экономика потребления исчерпала себя: «У нас нет другого выбора, кроме как за счет собственного интеллекта выиграть конкурентную борьбу на мировом пространстве, при этом в постоянно ужесточающихся условиях относительно нас на политической арене».

По словам Бориса Алешина, отечественная промышленность не сильна. «Мы должны произвести «Cуперджетов» 34 штуки в год – это не авиационное производство. Мы планируем от 20 до 30 самолетов МС-21 в год – это тоже не производство. Берясь за него, мы заведомо закладываем сюда либо субсидирование со стороны государства, либо такое производство ждут убытки и дальнейшее банкротство. Понятно, что без субсидий невозможно, но сколько это будет продолжаться? Промышленное производство не может быть сегодня драйвером. Таким драйвером может стать наука», – заявил он.

Рычагом, которым можно изменить экономику, по мнению Бориса Алешина, должна стать наука. При этом речь не идет о том, чтобы лишь догнать лидирующие в науке и производстве страны. Необходимы новые, иные решения. Сегодня много спорят о том, как должна быть устроена наука. И эти споры небеспочвенны. Правильно организовать научную сферу в стране – важная задача.

В своем выступлении Борис Алешин также обратил внимание на проблемы прикладной науки, за которую ни одно министерство не ответственно. «Вы нигде не найдете записи, что за прикладные исследования отвечает какое-либо министерство, – сказал он. – Пока будет так развиваться ситуация, мы не получим результата. Потому что именно тогда, когда фундаментальные исследования сопровождаются практическим применением, может появиться инновационный продукт».

О ситуации в оборонно-промышленном комплексе страны рассказал Владимир Гутенев, председатель Комиссии Госдумы по правовому обеспечению развития организаций оборонно-промышленного комплекса РФ, первый зампредседателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Он напомнил, что Президент РФ на целом ряде мероприятий говорил о необходимости диверсификации оборонно-промышленного комплекса. Было предложено довести к 2025 году объем гражданской продукции на предприятиях оборонно-промышленного комплекса до 30 процентов, а к 2030 году – до 50 процентов.

«Сейчас пик гособоронзаказа пройден, – отметил Владимир Гутенев. – Сектор оборонно-промышленного комплекса продолжает развивать гражданские отрасли. Необходимо сформировать полномочный компетентный центр для принятия решений в сфере прикладной науки, который сможет использовать современные технологии управления научно-технологическим развитием как в экономике страны, так и в оборонно-промышленном комплексе».

Президент РФ дважды давал поручения внести в декабре в Госдуму закон о науке. Однако это поручение так и не было выполнено. Сейчас научную деятельность в России регулирует целый ряд законов, основным из которых является закон «О науке и государственной научно-технической политике» 1996 года. С того времени он претерпел немало изменений. Сегодня имеется новый проект закона, который имеет цель урегулировать науку и инновации. К законопроекту у экспертов много вопросов. Об этом рассказал Геннадий Онищенко, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, академик РАН.

«Мы вступаем в новый политический цикл. В марте мы должны предъявить понимание процессов в науке, которые происходят сегодня. Когда мы разрабатывали закон 1996 года, было легче: перед нами было чистое поле. Советский Союз не оставил в наследство закона. Но сейчас он устарел. Мы сделали анализ законопроекта, который представлен пока еще для публичного обсуждения: то, что сегодня есть, не содержит материала, который можно было бы обсуждать на уровне каждой отдельной статьи. Например, возникает ряд вопросов относительно понятий, что такое инновационная деятельность, инновации, технологии. То, что мы сегодня имеем, требует доработки. Если мы раньше ломали копья над четким определением, что такое фундаментальная наука, то сегодня нам нужно также в равной степени определить, что такое прикладная наука. Сегодня это понятие отсутствует в законодательно оформленном понимании», – сказал он.

На значимость фундаментальной науки обратил внимание Валентин Сергиенко, вице-президент Российской академии наук, академик РАН. «Фундаментальная наука – это голова всему, – сказал он. – Если мы не имеем новых знаний, то мы не сможем провести хороших научно-прикладных исследований. Тем более говорить об опережающих всю планету инновациях».

Он напомнил участникам о проблемах Академии наук, которые не решило ее реформирование: «Прошло четыре года с момента реформирования Академии наук. Сегодня уже можно говорить о том, достигнуты ли поставленные цели: стала ли наука развиваться более комфортно и успешно, прекратилось ли бегство из страны талантливой молодежи, оказывает ли наука большее влияние на социальные процессы в стране. Боюсь, что ответы на все эти вопросы – нет».

Валентин Сергиенко также прокомментировал новый законопроект: «В научном сообществе ожидали выхода проекта нового закона. Все выражали надежду, что разработчики проанализируют результаты реформ и предложат для рассмотрения сбалансированный вариант нового проекта. Однако, по мнению экспертов, проект закона не только не снимает существующие противоречия, но и вносит еще большую путаницу. Проект закона фактически предлагает новую, еще не опробованную модель организации фундаментальной науки в стране. Не нашлось места для Федерального агентства научных организаций – ведомства, в котором находится более 600 научных организаций. Он также закрепляет окончательное отчуждение научных организаций от Российской академии наук. Опыт последних лет реформирования Академии наук показывает, что возлагаемую на академию деятельность по контролю, координации, выявлению, анализу, прогнозированию, разработке предложений и развития невозможно эффективно проводить без передачи в ведомство академии научных организаций, а также архивов, библиотек, домов ученых».

Андрей Дутов, генеральный директор Национального исследовательского центра «Институт имени Н.Е. Жуковского», представил взгляд на нормативно-правовое обеспечение прикладной науки. Он отметил, что для эффективного развития науки и технологий в первую очередь должны быть решены проблемы управления. Именно поэтому, помимо обсуждаемого проекта нового закона о науке, важно помнить о майских указах Президента Российской Федерации 2012 года, в соответствии с которыми, в том числе, должна быть создана современная система управления полным жизненным циклом. «Любой процесс выстраивания науки – фундаментальной или прикладной – нужен для того, чтобы в государстве было высокотехнологичное производство, росла прибыль и были рабочие места», – сказал он.
Во всех развитых странах уже сформирована современная система управления с акцентом на формирование опережающего научно-технического задела. В США этим начали заниматься в 1980-е годы в рамках программы СОИ (Стратегическая оборонная инициатива), в европейских странах основная законодательная база, в том числе для совместных общеевропейских исследований, создана в 1990-е годы. Япония завершила реформирование системы управления наукой и технологиями в начале 2000-х годов.
«Наука – дело государственное. Это прежде всего конкурентоспособность государства как территории. Ведь, по сути, у нашей промышленности не так много конкурентных преимуществ. Именно поэтому наука стоит на первом месте. И чем динамичнее развивается наука, тем больше возможностей получать технологии, на основе которых будет развиваться промышленность, – отметил Андрей Дутов. – Тандем фундаментальной и прикладной науки – отправная точка создания системы управления промышленностью. Фундаментальная наука – это базовые знания, которые могут появиться как завтра, так и через 10 лет. Это основа основ, и она должна финансироваться государством в полном объеме по тем направлениям, которые определяют ведущие ученые страны. Прикладные исследования – иное. Ученый должен к конкретному сроку создать ту или иную технологию. Если сроки срываются, то промышленность пробуксовывает. Поэтому все должно прогнозироваться и контролироваться, чтобы в нужный момент у промышленности были готовые к внедрению технологии. Поэтому хотелось бы, чтобы этапы создания и развития технологий были четко прописаны в законе о науке».
Андрей Дутов особо отметил неурегулированное правовое положение прикладной науки: «Деньги на прикладную науку в основном приходят от Минпромторга, а нормативную базу прикладных исследований пишет Минобрнауки как для фундаментальных институтов. Мы ощущаем то, что никто не может четко сформулировать цели».
В своем докладе Андрей Дутов обратил внимание присутствующих на вопросы сертификации. «Без подтверждения работоспособности технологию не возьмут в производство. Например, сделали новый аппарат. Если наука подтвердила, что он работает, соответствует заложенным характеристикам, то дальше можно идти и развивать этот вид техники. И это инструмент контроля исследований и ОКР со стороны государства. Другого механизма у чиновников нет. Нет его и у частного бизнеса. Даже если кто-то привлек кредит, то ему все равно нужна техническая экспертиза, валидация. Поэтому содержание экспериментальной базы должно проходить отдельной строчкой в бюджете, так как это функция государства», – сказал он. Андрей Дутов также добавил, что в законодательстве должно быть четко прописано, что такое сертификационный центр, испытательный центр, экспериментальная база.
Свой критический взгляд на законопроект представила Ольга Кочеткова, заместитель директора департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития Российской Федерации.
«Текущий законопроект существенно меняет направление инновационной политики. По его логике получается, что отечественное машиностроение должно ставить своей целью не создание нового самолета, а получение патента. Мы считаем крайне непродуктивным такой взгляд и ведем работу с Минобрнауки. Коллеги нас услышали, и они готовы к правкам», – сказала она.

По итогам слушаний участники договорились выработать резолюцию и продолжить работу над законодательной базой, регулирующей науку и производство.

На основе материалов пресс-службы ФГБУ «НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» и пресс-службы Общественной палаты РФ

Редакция благодарит К.Н. Бычкова (ФГБУ «НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») за помощь в подготовке публикации.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика